• Норик Борис Вячеславович
  • 2005
  • 19

Антологии Хасана Нисари и Мутриби Самарканди как источники по истории письменной культуры Мавераннахра XVI - первой трети XVII вв. автореферат диссертации для написания диплома, курсовой работы, тема для доклада и реферата

Антологии Хасана Нисари и Мутриби Самарканди как источники по истории письменной культуры Мавераннахра XVI - первой трети XVII вв. - темы дипломов, курсовиков, рефератов и докладов Ознакомиться с текстом работы
Специальность ВАК РФ: 07.00.09 — Историография, источниковедение и методы исторического исследования
  • Реферун рекомендует следующие темы дипломов:
  • Военные противосостояния Бухары с Балхом
  • Реферун советует написать курсовую работу на тему:
  • Ремесла, торговля, денежное обращение
  • Реферун советует написать реферат на тему:
  • Религиозные тексты на маньчжурском языке
  • Реферун предлагает написать доклад на тему:
  • Статистическая отчетность как основа для принятия управленческих решений
  • Газеты Парижа как источник по истории восприятия русских и развития
  • Иконография открыток (анализ иллюстративной части открыток)
Поделиться с друзьями:

Выдержки из автореферата диссертации Норик Борис Вячеславович, 2005, 07.00.09 — Историография, источниковедение и методы исторического исследования

Предметом данного диссертационного исследования стали источники по истории деятельности литературных кругов, сыгравших большую роль в культурной жизни Мавераннахра и Хорасана XVI — первой трети XVII вв.

В средневековых Иране и Средней Азии литература была превалирующим родом «культурной работы», ставя остальные виды культурной деятельности в зависимое положение. Учёные, врачи, музыканты, каллиграфы... Все эти представители различных профессий могли принадлежать к одному литературному кругу. Любовь к литературе объединяла их, а знание поэтики являлось обязательным в системе образования тех лет. Поэтому, читая средневековые поэтические антологии (тазкира), мы обнаруживаем, что большинство их героев не являются профессиональными поэтами (число последних весьма невелико), но скорее относятся к категории адибов, то есть эрудитов, начитанных людей. Так, врач мог быть прекрасным поэтом, но вот поэт неподражаемым врачом стать не мог. Врач или учёный, будучи разносторонне одарённым человеком, мог писать великолепные стихи или музыкальные произведения, являясь, таким образом, активным участником культурной жизни своего города и повышая свой престиж в обществе. Увлечение литературой в рассматриваемый период было всеобщим: стихами можно было выразить всё, начиная с любовного объяснения и заканчивая прошением или нецензурным поношением. За удачный остроумный экспромт могли простить пролитую человеческую кровь, могли озолотить и возвысить. Литература была и средством пропаганды, и способом выражения своих мыслей, эмоций. В связи с этим, изучение деятельности литературных кругов является важным шагом на пути воссоздания историко-психологического портрета мавераннахрекого общества избранного периода.

Именно поэтому в данной работе автора в первую очередь интересовала система функционирования литературных кругов, интересовали биографии отдельных адибов, сыгравших значительную роль в истории региона, взаимоотношения внутри поэтических сообществ, взаимные связи поэтических сообществ в границах одного региона, межрегиональные культурные связи. Особое внимание было уделено культурным связям Мавераннахра и Индии, усиление интенсивности которых отмечается во второй половине XVI в. Тем не менее, в связи с тем, что жанр тазкира — это жанр литературно-исторический, в целом ряде случаев автор не мог отбросить некоторые реалии литературоведческого и филологического порядка, предоставленные избран-

ными источниками.

"ОС НАЦИОНАЛЬНАVI библиотека ,

Актуальность исследования определяется недостаточной изученностью исторического значения деятельности литературных кругов в Мавераннахре XVI — первой трети XVII вв. Данное исследование представляет собой попытку сделать шаг по пути создания стройной и связной картины социальной и культурной жизни Мавераннахра в её преломлении через насыщенные богатым фактологическим материалом антологии указанного региона на протяжении ста тридцати лет.

Степень разработанности проблемы. Долгое время XVI в. относился к «тёмным векам» в истории среднеазиатской литературы. Самые именитые исследователи персидской литературы (органической частью которой тогда была литература Средней Азии) называли Джами (817—898/1414—1492) «последним из могикан», после которого начинается эпоха упадка1. Тем не менее, исследования второй половины XX в. (ведущую роль в которых играли советские учёные) показали, что литературная традиция в Средней Азии не прервалась: мы находим там значительное число культурных деятелей, оставивших заметный след в истории региона и, поэтому, заслуживающих самого пристального внимания.

Труды В.В. Бартольда, явившегося родоначальником систематического научного изучения Средней Азии, стали основополагающими исследованиями для постижения культурного процесса в данном регионе. Что же касается основных вех на пути изучения литературной жизни Средней Азии, то они были намечены в статье Е.Э. Бертельса «Литература на персидском языке в Средней Азии» (Советское Востоковедение. V. М—JL, 1948. С. 199—228). Автор статьи даёт схематический очерк развития литературы в Средней Азии и констатирует полную, на тот момент, неосведомлённость учёных о подробностях функционирования литературной жизни тех лет. То время для историков среднеазиатской литературы было периодом поиска и введения в научный оборот наиболее важных источников для своих исследований. Е.Э. Бертельс считал, что на начальном этапе, во избежание блуждания в дремучем лесу огромного числа совершенно неизвестных имён, необходимо изучать жизнь и творчество отдельных авторов. Именно по этому пути пошло изучение среднеазиатской литературы в Советском Союзе.

В одном ряду со статьёй Е.Э. Бертельса стоит сообщение A.M. Мирзоева об изучении таджикской литературы [Мирзоев А.

' ДгЬепл A Classical Persian Literature N-Y., 1958 P 396, Browne Ed A histoid of Persian literature under Tartar dominion (A D 1265—1502) Cambridge, 1920 P 548 См также Занд M Шесть веков славы M, 1964 С. 213

К вопросу об изучении таджикской литературы XVI—XIX вв. // Материалы Первой всесоюзной научной конференции востоковедов в Ташкенте. Ташкент, 1957. С. 718—726]. В 1957 г. А. Мирзоев считал ближайшими задачами «среднеазиатского» литературоведения следующие моменты: 1. изучение и выяснение сущности литерагуры второй половины XVI, XVIII и первой половины XIX в. 2. более углублённое изучение литературы первой половины XVI, XVII и второй половины XIX в. (эти исследования предполагалось вести по трём направлениям: издание монографий об отдельных представителях литературной жизни, подготовка критических изданий и публикация избранных сочинений) 3. изучение литературных связей Средней Азии с другими регионами (Иран, Индия — здесь отметим работу самого А. Мирзоева [Мирзоев А. Из истории литературных связей Маверан-нахра и Индии во второй половине XVI — начале XVII вв. M., 1963]).

Из вышесказанного следует, что к 1957 г. по интересующему нас периоду была предварительно изучена первая половина XVI и первая треть XVII вв. Вторая же половина XVI в. так и осталась terra incognito.

Огромное значение для избранной темы имеют работы А.Н. Болдырева, введшего в активный научный оборот крайне важный источник по истории культуры Средней Азии на рубеже XV— XVI вв. — «Бада'и' ал-вака'и'» Зайн ад-Дина Васифи.

Наиболее удачной из всех работ на таджикском языке по нашей теме можно считать книгу У. Каримова «Адабиёти точик дар асри XVI» (Душанбе, 1985). Эта работа является серьёзным шагом на пути реконструкции литературной жизни Средней Азии. Большую часть книги составляет довольно основательный анализ целого ряда источников, имеющих первостепенное значение для изучения среднеазиатской литературы XVI в. Во второй части книги автор касается основных особенностей развития литературных кругов в главных городах Мавераннахра, а также уделяет некоторое внимание литературным жанрам, существовавшим в то время. В этой монографии автор стремится обобщить накопленный предшественниками материал, поскольку необходимость этого уже давно назрела.

Из зарубежных исследователей хотелось бы отметить канадскую исследовательницу М.Е. Субтельни. Уделяя основное внимание вопросам экономической политики Тимуридов и Шибанидов, Суб-гельни касается и вопросов культуры Средней Азии [Subtelny М.Е. А Taste for the Intricate: The Persian Poetry in the Late Timurid Period // Zeitschrift der Deutschen Morgenlandischen Gesellschaft. Band 136. Heft I. 1986. P. 56—79; Subtelny M.E. Art and Politics in Early 16,h Century Central Asia // Central Asiatic Journal. Vol. 27. No 1—2. 1983. P. 121—148].

О поэтических антологиях Хасана Нисари и Мутриби Самарканда избранных нами в качестве основы изложения материала, был написан целый ряд статей, наиболее важными из которых являются две [Ахмедов Б.А. Тазкира Мутриби как источник по истории и культуре XVI-XVII вв. // Источниковедение и текстология средневекового Ближнего и Среднего Востока. М., 1984. С. 36—43; Бехруз М.Х. Тазкира Мутриби как источник по дариязычным поэтам // Памятники истории и литературы Востока. Период феодализма. Статьи и сообщения. М., 1986. С. 91—103]. Но и эти статьи не лишены некоторых неточностей, которые автор настоящего исследования исправляет. Статья А.Н. Болдырева [Болдырев А.Н. Тезкире Хасана Нисори, как новый источник для изучения культурной жизни Средней Азии XVI в. // ТОВГЭ. Т. III. С. 291—300], будучи небольшой по объёму, не сообщает никаких сведений о биографии Хасана Нисари. В данной работе диссертанту удалось восполнить отдельные пробелы в биографиях наших авторов за счёт активного использования сочинения Мутриби «Та'рих-и Джахангири», избранного в качестве третьего базового источника. Последнее сочинение ещё только начинает входить в активный научный оборот (нам не удалось обнаружить ни одной специальной статьи, посвященной этому источнику, а упоминания о нём в статьях о Мутриби мимолётны). В то же время, этот источник сообщает нам очень много ценных сведений, уточняющих данные «Таз-кират аш-шу'ара» Мутриби, а также даёт возможность более полно изложить биографию его автора.

Таким образом, несмотря на обилие монографий и статей, избранная тема остаётся до сих пор неразработанной.

Цели и задачи исследования. Цель данного диссертационного исследования — создание связной картины функционирования литературных кругов, игравших активную роль в социальной и культурной жизни отдельных городов Средней Азии, на протяжении ста тридцати лет (XVI—первая треть XVII вв.), доказывающей, что указанный период не является эпохой культурного упадка исследуемого региона. В связи с этим, основной задачей, стоящей перед автором, было обстоятельное исследование трёх базовых источников, имеющих первостепенное значение для избранной темы, с учётом максимально возможного числа публикаций, посвященных культурной жизни Ма-вераннахра указанного периода. Вместе с тем, для уточнения сведений, сообщаемых в базовых источниках, автор использовал целый ряд вспомогательных источников.

Источники. В данной работе источники условно разделяются на три категории: базовые, основные и вспомогательные Базовыми

источниками являются три сочинения — «Музаккир-и ахбаб» Хасана Нисари, «Тазкират аш-шу'ара» и «Та'рих-и Джахангири» Мутриби Самарканди. По мнению автора, эти источники создают прочную базу для реконструкции деятельности литературных кругов Мавераннахра указанного периода. В них приводятся сведения более чем о шестистах адибах, сведения о литературных вкусах и стилях в Мавераннах-ре той эпохи. Основными мы называем источники, имеющие большое значение для изучения нашей темы, и достаточно часто привлекаемые нами для уточнения сведений базовых источников. И, наконец, к вспомогательным мы относим источники, спорадически привлекаемые для уточнения сведений базовых источников, а также источники, носящие справочный характер (например, трактаты по поэтике).

Методология. В основе исследования лежит сравнительно-исторический метод. Кроме того, привлекались методы источниковедения (эвристика, герменевтика). Следует отметить, что при рассмотрении культурной жизни первой половины XVI в. автор принимает за основу преимущественно сведения антологии Хасана Нисари, а для второй половины XVI — первой трети XVII в. — сведения антологий Мутриби Самарканди.

Научная новизна данного диссертационного исследования заключается в одновременной основательной проработке трёх источников, являющихся базовыми для реконструкции деятельности литературных кругов Мавераннахра XVI — начала XVII вв.

Теоретическая значимость работы определяется выявлением значения литературных кругов и их влияния на политическую и культурную жизнь отдельных городов Мавераннахра, Хорасана и Бадах-шана. В работе показано, что рассматриваемый период не является эпохой упадка среднеазиатской литературы и культуры, как это ранее было принято считать в традиционной отечественной историографии. С этой целью в данной работе впервые вводится в научный оборот целый ряд эпизодов из избранных источников. Кроме того, имена некоторых адибов прозвучат на русском языке впервые — сведения о них пока можно почерпнуть только из наших базовых источников.

Практическая значимость. Материалы данного исследования могут быть использованы в качестве основы для чтения специальных курсов и создания учебных пособий по истории среднеазиатской культуры XVI — первой трети XVII вв.

Апробация исследования. Некоторые результаты исследования были изложены в докладе на конференции «300 лет иранистике в Санкт-Петербурге» (28-30 апреля 2003 г. Восточный факультет СПб ГУ), а также опубликованы в виде статьи в журнале «Письменные памятники Востока» ( Вып. 1 (2). 2005 г.).

Структура и объём работы. Данное диссертационное исследование состоит из введения, двух разделов, десяти глав, заключения, списка использованных источников и исследований, списка сокращений, а также приложения. Общий объём работы составляет 349 машинописных страниц.

В Заключении подводятся итоги исследования и приводятся основные выводы, наиболее важные из которых таковы:

— Базовыми источниками для реконструкции деятельности литературных кругов Мавераннахра XVI — первой трети XVII вв. являются три источника — «Музаккир-и ахбаб» Хасана Нисари (для первой половины XVI в.), «Тазкират аш-шу'ара» и «Та'рих-и Джаханги-ри» Мутриби Самарканди (для второй половины XVI— первой трети XVII вв.). В этих источниках упоминается более шестисот адибов, так или иначе участвовавших в литературной жизни Мавераннахра указанного периода. Изучение антологии Кати'и Харави «Маджма' аш-шу'ара-йи Джахангиршахи» показало, что в данной работе она может быть использована только в качестве вспомогательного источника, дающего некоторые сведения о поэтах Мавераннахра, уехавших в Индию. Большее значение последняя антология имеет для изучения ирано-индийских литературных связей.

— В начале XVI в. в Мавераннахре к власти приходят кочевые узбеки, династия Тимуридов продолжает своё существование в рамках империи Великих Моголов в Индии. В Иране утверждается власть шиитской династии Сафавидов. Эти события на первых порах приводят к некоторой изоляции указанных регионов друг от друга и усилению местных особенностей в персоязычной литературе. Тем не менее, культурные связи практически не прерываются, и их интенсивность постепенно усиливается.

— Функции поэзии и поэтов сохранялись неизменными на протяжении многих столетий. И, хотя, наиболее яркие и подробные картины, их описывающие, черпаются из источников домонгольского периода, все они практически без изменений проецируются и на литературную жизнь постклассического периода.

— Основными особенностями литературной жизни рассматриваемой эпохи были приверженность к сочинению «искусственных» стихов и широкое распространение поэзии среди низших слоев обще-

ства. Кроме того, большую популярность приобрело сочинение суфийских стихов, быстро узнаваемых по специфической композиции стихотворения и ограниченности образов, кочующих из газали в га-заль. Нельзя не отметить и существовавшего в ту эпоху двуязычия: многие поэты свободно могли писать стихи на персидском и на тюрки.

— Поначалу далеко не все представители династии Шибанидов были готовы к восприятию культуры покорённой страны, не все понимали значение хорошо организованной литературной службы как средства пропаганды (тем более, как средства получения эстетического наслаждения). Однако, ко второй половине XVI в. положение меняется, и в тазкира Мутриби мы видим, что многие представители династии Шибанидов более или менее активно покровительствуют культурной деятельности, некоторые из них сами пишут стихи. Аш-тарханиды продолжают традиции Шибанидов—Тимуридов. Здесь особенно выделяются Имам-Кули-хан и Надир-Мухаммад-хан.

— Несмотря на то, что культурная жизнь в Герате после всех нестроений XVI в. не прекратилась, лучшие силы были оттянуты в другие регионы. И если для первой половины указанного столетия источники говорят о ста пятидесяти адибах, то во второй половине их число ничтожно мало.

— В Самарканде рассматриваемой эпохи поначалу преобладала городская поэзия в силу невостребованности её при дворах местных правителей. Центрами литературной жизни были базарные лавки и дома отдельных ценителей прекрасного. Во второй половине XVI в. положение несколько выравнивается.

— В противоположность Самарканду, в Бухаре на протяжении практически всего исследуемого периода существовал сильный придворный литературный круг. Однако, наряду с ним, существовал и городской круг, который взаимодействовал с придворным, так что разница между ними была трудно различима. По количеству и качеству литературной продукции Бухара стояла несколько выше Самарканда.

— По оживлённости литературной жизни среди прочих областей шибанидского государства особенно выделялись города Балх и Ташкент. Первый по характеру был близок Бухаре, второй — Самарканду. Литературные круги Хисара, Ферганы и Бадахшана были небольшими и особой роли в общем литературном процессе не играли.

— Одной из характерных особенностей рассматриваемой эпохи было наличие теснейших культурных связей Мавераннахра и Индии, внешне выражавшихся в массовом переселении адибов из Мавераннахра на субконтинент, а также активной переписке культурных деятелей обоих регионов.

В Приложении приводятся биографические сведения о поэтах, упомянутых в антологиях Мутриби и живущих за пределами Мавераннахра.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях:

1. Норик Б. В. Хасан Нисари и его тазкере «Музаккир-и ахбаб» // 300 лет иранистике в Санкт-Петербурге. Материалы международной конференции. 28-30 апреля 2003 г. СПб., 2003. С. 32-35 (0,1 печ. л.).

2. Норик Б. В Жизнь и творчество среднеазиатских историков литературы XVI-XVII вв. Хасана Нисари и Мутриби Самаркан-ди // Письменные памятники Востока. Вып. 1 (2). М., 2005. С. 183-216(3,2 печ. л.).

Поделиться с друзьями: