• Остапенко Николай Степанович
  • 2007
  • 46

Основные факторы и механизмы эндогенной концентрации золота автореферат диссертации для написания диплома, курсовой работы, тема для доклада и реферата

Основные факторы и механизмы эндогенной концентрации золота - темы дипломов, курсовиков, рефератов и докладов Ознакомиться с текстом работы
Специальность ВАК РФ: 25.00.11 — Геология, поиски и разведка твердых полезных ископаемых, минерагения
  • Реферун рекомендует следующие темы дипломов:
  • Металлогеническое районирование Приамурья
  • Нерешенные вопросы проблемы формирования месторождений и рудных столбов
  • Реферун советует написать курсовую работу на тему:
  • Золоторудные месторождения, сформированные в тер-ригенных и вулканогенно-терригенных комплексах
  • Петрохимические различия золотоносных и оловоносных гранитоидов Приамурья
  • Реферун советует написать реферат на тему:
  • Золоторудные и золотосодержащие месторождения Европы
  • Роль флюидного давления в отложении золота в жильных телах
  • Реферун предлагает написать доклад на тему:
  • Гнойно-септические осложнения послеоперационного периода
  • Процессы концентрации и централизации капитала в банковской системе
  • Стратегия функционального развития в рамках трехуровневой банковской системы
Поделиться с друзьями:

Выдержки из автореферата диссертации Остапенко Николай Степанович, 2007, 25.00.11 — Геология, поиски и разведка твердых полезных ископаемых, минерагения

Актуальность исследования. Без достоверного знания геологических факторов и механизмов рудоконцентрации, приводящих к возникновению крупных рудных залежей и разнообразию морфологических и форма-ционных типов минерализации, невозможны достоверные научные прогнозы рудного потенциала территорий, эффективное наращивание минерально-сырьевой базы предприятий и стабильное функционирование горнодобывающей отрасли. Исследования золоторудных месторождений были направлены на познание именно этих ключевых вопросов проблемы рудообразо-вания.

Цели и задачи исследований:

Основная цель исследований - получение дополнительных знаний, уточняющих существующие представления об условиях возникновения крупных по масштабам и высоких концентраций золота в гидротермальном процессе, причинах морфологического и минералогического разнообразия минерализации. В соответствии с этой целью основными задачами исследований автора являлись:

- оценка роли состава вмещающей среды, различных эндогенных процессов, факторов и механизмов в образовании эндогенных концентраций золота, установление причин возникающего разнообразия морфологических и формационных типов минерализации;

- определение на их основе оптимальных условий, приводящих к крупным концентрациям золота в земной коре, и разработка адекватной геолого-генетической модели формирования рудообразующих гидротермальных систем;

- разработка дополнительных критериев регионального и локального прогноза золоторудных месторождений и рудных столбов на основе полученных дополнительных знаний о факторах, процессах и механизмах рудоконцентрации.

Объекты исследований. Основными объектами исследований являлись золоторудные месторождения Верхнеселемджинского (Токур, Инно-кентьевское, Верхнемынское, Ворошиловское, Харгинское), Ольдойского (Березитовое), Соловьевского (Кировское), Тыгда-Улунгинского (Покров-ское) золоторудных районов и узлов Верхнего Приамурья, месторождения Многовершинное (Нижнее Приамурье) и Хаканджа (Приохотье), сформировавшиеся в различных геологических обстановках и комплексах пород. Автором изучались геологическая среда рудолокализации, геохимия золота и сопутствующих элементов в рудовмещающих комплексах и их поведение в эндогенных процессах, связь оруденения с магматизмом. Особенно детально анализировались условия локализации и процессы формирования рудных тел, относительное время выделения и позиция самородного золота в рудных телах, строение и генезис рудных столбов, парагенные геохимические комплексы и зональность их отложения.

Наиболее детальные исследования были проведены автором на длительно отрабатывавшемся Токурском месторождении (доступном для наблюдений и опробования в подземных выработках до глубин 250-300 м от

поверхности) и разведывавшихся Иннокентьевском и Ворошиловском месторождениях. 1

Фактический материал и методы исследования. В основу диссертации положены материалы автора, собранные в процессе геолого-геохимических исследований в регионе в период с 1965 [по 2005 годы по проектам ПГО Дальгеология МГ СССР, по темам НИР ДВГИ, АмурКНИИ и ИГиП ДВО РАН, а также по хоз. договорам АмурКНИИ с объединением Амурзолото МЦМ СССР в 80-х годах.

Геохимия золота и сопутствующих элементов в отложениях субстрата изучалась автором по региональным профилям, пересекающим толщи и геологические структуры, а геохимические поля рудоносных участков — по поперечным профилям через месторождения с отбором проб и образцов из канав, керна скважин, подземных выработок. Геохимическое и минералогическое опробование сопровождалось детальной документацией границ различных пород и рудных тел, типов околорудно измененнык пород. В общей сложности за эти годы автором лично на указанных месторождениях задокументировано и опробовано более 10 км подземных горных выработок, свыше 12 ООО м скважин, отобрано не менее 15 тыс. лйтогерхимических проб, многие сотни штуфов для изучения. I

Методической особенностью исследований автора, в отличие от изучавших геологические комплексы и месторождения региона предшественников, является включение в круг анализа и рассмотрений поведения в эндогенных процессах, помимо золота, также широкого спектра его элементов-спутников, участвующих в рудообразовании.

Основная часть проб проанализирована в лабораториях ДВГИ и АмурКНИИ приближенно-количественным спектральным анализом с фото-метрированием и использованием большого числа эталонов и стандартных образцов с последующей статистической обработкой выборок. Взаимный контроль анализов в этих лабораториях показал хорошую Сходимость. Ключевые и контрольные выборки проб, в том числе из неизмененных пород, анализировались нейтронно-активационным анализом на золото и широкий комплекс сопутствующих элементов в лаборатории Института ядерной физики (г. Ташкент), в том числе на As, W, Bi, Sb, чувствительность спектрального анализа на которые недостаточна. В 7000 проб |по региональным разрезам золото определялось количественными спектрохимическими методами с чувствительностью (0,2-1 )-10"7 масс. % (лаборатории ДВГИ и АмурКНИИ). |

Для 200 проб, предназначенных для определения баланса привноса-выноса компонентов при гидротермальном преобразовании боковых пород, в лабораториях ПГО Приморгеология и АмурКНИИ выполнен полный силикатный анализ.

Для уточнения характеристик физико-химических ¡параметров рудо-образования было отобрано и исследовано свыше 200 проб монофракций кварца, сульфидов, самородного золота. По ним получено ровано около 150 декрептограмм, 19 анализов водных вы хроматограмм. Эти виды анализов выполнены в лаборатор

и проинтерпрети-тяжек и более 50 дях АмурКНИИ и

ДВГИ. Декрепитация всех проб мономинералов, в том числе самородного

золота, выполнена в лабораториях АмурКНИИ на ваку}

мных декрепито-

метрах ВД-3 и ВД-4, а часть проб самородного золота на газодинамическом анализаторе в ИГЕМе (исполнитель А.Д. Хотеев). Сходимость определений температур декрепитации золота, полученных в этих лабораториях, высокая.

Для прояснения спорных вопросов, касающихся возраста оруденения и источников рудного вещества, в дополнение к имеющимся у исследователей данным, автором проведены дополнительные определения K-Ar возраста руд Ворошиловского и Токурского месторождений (в лаборатории ПГО Приморгеология, г. Владивосток). В процессе исследований, впервые для Приамурья, был определен изотопный состав свинца галенитов из месторождения Токур, Ворошиловское, Cafyp, Березитовое (в лаборатории ПГО Невскгеология, г. Ленинград). При исследовании характера распределения золота в жильных телах месторождений были использованы пробирные анализы лаборатории рудника Токур. Для дополнительного обоснования отдельных положений диссертации автором были использованы опубликованные материалы по золоторудным месторождениям других регионов страны и зарубежья и опубликованные результаты экспериментальных исследований.

Научный вклад автора.

1.Установлен ещё один важный фактор, определяющий состав (пробу) кристаллизующегося золота в рудных телах месторождений. Это химический состав рудовмещающих пород и, в первую очередь, их натриевость, предопределяющая степень изменения потенциала натрия во флюиде при взаимодействии «флюид - порода» на предпродуктивном этапе развития гидротермальных систем. Ион натрия стабилизирует комплексы золота в растворах, способствует их накоплению по отношению к серебру и выделению на продуктивном этапе формирования месторождений более высокопробного золота. Показано, что действие этого фактора распространяется на золоторудные и золотосодержащие месторождения различных регионов, глубин, формаций и возрастов [Остапенко, 1974,2004, 2006].

2. Впервые для Дальнего Востока автором [Остапенко, 1978, 1983, 1986, 1987, 1990, 1991] были выявлены контрастные петрохимические отличия дифференциатов магматических очагов, продуцирующих золотоносные флюиды, и золотое оруденение от дифференциатов магматических очагов, продуцирующих оловоносные флюиды. Наиболее важным из них является вполне определенное соотношение окислов железа (Fe0/Fe203 = 0,9-2,25), указывающее на дифференциацию золотогенерирующих очагов в окислительном режиме (буфер магнетит/гематит). Такой режим способствовал переводу золота расплавов в ионное состояние, накоплению его во флюидной фазе и транспортировке в зоны рудоотложения. Этот вывод согласуется с результатами экспериментальных исследований [E.H. Диман, Б.В. Олейников, 1977, И.Д. Рябчиков, Г.П. Орлова, 1984, А.Г. Миронов и др., 1989, Д. С. Глюк, 1994].

Получено научное объяснение: 1) весьма широкому спектру встречающихся в природе геохимических типов руд золота: Au-Fe, Au-Mo, Au-Cu, Au-W, Au-As, Au(Pb+ Zn), Au-Ag, Au-Te и других более сложных золо-то-полиметалльных (комплексных) руд; 2) обычно низким концентрациям

олова в рудах золота и низким содержаниям золота (не более 0,1, иногда до 1 г/т) в рудах олова.

3, Доказана важная роль фактора внутрифлюидного давления при ру-дообразовании [Остапенко, 2004, 2005]. Роль флюида в рудообразовании заключается не только в переносе и отложении рудных компонентов, как принято считать, но и в активном «завоевании» им свободного для рудоот-ложения пространства посредством гидравлического ра<1крытия трещин, отслоения контактов пород с образованием полостей, возникновения трещин гидроразрыва и брекчирования пород. Сформулированы признаки и обосновано участие механизма гидроразрыва пород прй формировании многих рудных месторождений. Предполагается зависимость морфологического типа формирующейся рудной минерализации (вкрапленный, шток-верковый или жильный) от уровня внутрифлюидного давления, достигнутого в гидротермальной системе на предрудном этапе.

4. Существенные концентрации золота в эндогенных месторождениях формируются в экранированных рудообразующих гидротермальных системах (ЭРГС) в процессе их саморазвития в два этапа [Остапенко, 2005].

На дорудном, прогрессивном, этапе их развития происходит накопление и прогрессирующее повышение доли ювенильного флюида в гидротермальной системе, приводящее к росту температуры и пoт¿нциaльнoй энергии гидротерм и, как следствие, к росту давления в системе1, нередко до критического уровня, когда флюид в соответствии с [Файф и ¿р., 1981] сможет преодолеть Рлит и прочность пород и образовать первые полости. На этом

эволюционируют

этапе флюиды, активно преобразуя вмещающие породы, по составу.

С момента возникновения первых полостей ЭРГС переходит ко второму, регрессивному, или собственно рудогенному этапу, направлении общего снижения Р от сверхлитостатического до гидростатического и Т в режиме их флуктуаций (с инверсиями), с нарастанием в системе доли метеорных вод. Если на дорудном этапе гидротермального преобразования пород из физических факторов определяющая роль в саморазвитии системы принадлежит температуре, то на рудогенном - флюидному давлению при подчиненной роли температуры. Предложенная модель согласуется с обобщающими [Бортников, 2006] данными пЬ изотопам серы, кислорода и углерода в гидротермально-метасоматическик флюидных системах и результатами изотопных исследований Х.П. Тейлора [1982], А.Е. Wild, A.C. Edwards [1997]. I

5. Предложена и обоснована научная гипотеза возможности возникновения в открывшихся полостях естественной гидротермальной флотации кластеров и микрочастиц самородного золота, образующихся в моменты гетерогенизации и дегазации флюида [Остапенко, 1989!, 1990]. Этим механизмом можно объяснить возникновение бонанц и наблюдаемое обогащение самородным золотом преимущественно верхних частей рудных тел большинства месторождений рудных провинций мира.

Основные защищаемые положения.

1. Источником основных количеств металлов для формирования золоторудных месторождений региона являлись глубинные мантийно-нижнекоровые уровни литосферы. Транспортировка металлов осуществлялась магматогенными флюидами очагов, возникающих на различных уровнях коры под влиянием мантийных флюидов и расплавов.

2. Химический состав рудовмещающих пород и гидротермальные их преобразования оказывали активное влияние на состав рудообразующих растворов, на минеральный состав формирующихся руд и на состав (пробу) кристаллизующегося золота: а) повышенная натриевость пород и, особенно, активный вынос в гидротермальный трещинно-поровый флюид из них Ма, способствовали стабилизации и накоплению комплексов золота в растворе и последующему концентрированному отложению из них высокопробного самородного золота с минимальной примесью серебра; б) обога-щенность пород субстрата кальцием благоприятствовала связыванию вольфрама в шеелите и повышению карбонатности руд; в) повышенные содержания железа в исходных породах способствовали возрастанию суль-фидности руд и развитию в них анкерита.

3. Дифференциаты магматических очагов, генерировавших золотоносные флюиды, несут признаки развития расплавов в режиме повышенной окисленности (Ре0/Ре203 = 0,9-2,9, буфер магнетит/гематит^) и повышенной активности Ыа. Эти условия благоприятствовали переводу атомарно-рассеянного золота расплавов в ионную форму с образованием его комплексных соединений с С1 и Иа и накоплением их в обособляющейся флюидной фазе расплавов. Реализация рудогенерируюшего потенциала очага зависела от благоприятности внешних условий (наличия в надынтрузивных зонах флюидопроводников и экранированных структур-ловушек флюидов).

4. Гидротермальные месторождения формировались в режиме саморазвития экранированных рудообразующих гидротермальных систем в два этапа: ранний прогрессивный (накопление глубинного флюида в системе, гидротермальное преобразование пород в режиме роста Т и Р), когда определяющую роль играет температура', и поздний регрессивный собственно рудогенный, когда определяющую роль в их развитии играет режим давления. Резкие подъемы давления до критических значений запускали в действие механизм гидравлического расклинивания тектонических трещин и образования полостей гидроразрыва с брекчированием компетентных пород, а следующие за ними резкие спады давления обеспечивали гетерогени-зацию, дегазацию, пересыщение (с зарождением кристаллитов Аи и вероятной их флотацией на верхние уровни полостей), снижение температуры флюида и стадийное минералоотложение в полостях в режиме общего дискретного снижения Р и Т в системе до гидростатических параметров.

Практическая значимость работы состоит в возможности использования полученных научных результатов и основанных на них критериев рудолокализации для более эффективного обоснования региональных и локальных прогнозов. Такие прогнозы позволят выработать или существенно скорректировать стратегию развития минерально-сырьевой базы золотодобывающей отрасли региона и конкретных предприятий.

:ти рудных тел и

Внедрение результатов исследований.

1. На основе установленной вертикальной зонально первичных геохимических ореолов был оценен эрозионный срез изучавшихся месторождений Токур, Афанасьевского, Сагурского, Ворошиловского и других [Остапенко, 1975] и сделаны рекомендации, которые учитывались Селемджинским прииском МЦМ СССР при планировании разведочных работ. С их учетом на месторождении Токур была разведана и отработана крупная жила 160, подтверждена перспективность зкилы Академической.

2. Автор являлся одним из ответственных исполнителей «Генерального проекта на разведку месторождения Токур на период 1982-2000 годы», составленного по заданию треста Амурзолото МЦМ СССР (авторы д.г.-м.н. В.Г. Моисеенко, д.г.-м.н. Н.В. Нестеров, к.г.-м.н. Н.С. Ос тапенко, Л.В. Эй-риш и другие, 1982ф).

3. На считавшемся типично жильным Токурском месторождении выявлен новый морфологический тип минерализации | — прожилково-вкрапленное оруденение. Крупная залежь расположена в зоне основного флюидопроводника - Главного разлома. С учетом оцененных автором ресурсов этой зоны, месторождение Токур отнесено в разряд крупных объектов. К 1992 году ее центральная часть на трех верхних горизонтах была разведана. В настоящее время ОАО «Токурский рудник» проводит оценочные работы на ее фланговых участках. I

4. В процессе проведения в регионе геологических и минералого-геохимических исследований автором выявлен и рекомендован для детального изучения ряд новых перспективных рудопроявлений золота нетрадиционных для региона типов: золото-медно-порфирового (Среднесемертак-ское, М. Бургали), золото-полиметаллического и золото-редкометалльного (соответственно, Огоджа-1 и Огоджа-2), золото-сульфидного (Угоханское, Сергачинское).

Апробация работы и публикации. По теме диссер-ации автором написано 8 научно-исследовательских отчетов, опубликовано около 70 научных работ, в том числе одна монография. Основные результаты исследований были представлены в докладах на всесоюзных, всероссийских и региональных симпозиумах и конференциях в городах Новосибирске (1975), Иркутске (1981, 1994), Хабаровске (1988), Магадане (1982, 1^88), Владивостоке (1974), Улан-Удэ (1979, 2004, 2006), Черкассы (1983), Москве (1977), Александрове (1999), Екатеринбурге (1983, 1994, 1997), Сыктывкаре (2000, 2005), Львове (1985), на международных конференциях |в Благовещенске (1989, 1991, 2000) и Китае (1990), по месторождению Токур - на коллегии МЦМ СССР в 1991 году. I

Благодарности. За многолетнее тесное сотрудничество, а также плодотворное обсуждение отдельных сторон генезиса золоторудных месторож-

-м.н. Г.И. Нерон-.г.-м.н. А.Ф. Ми-

дений региона автор выражает благодарность коллегам д.г скому, д.г.-м.н. Л.В. Эйришу, д.г.-м.н. В.Д. Мельникову, 1 ронюку, д.ф.-м.н. Ю.Т. Левицкому.

Автор так же глубоко признателен сотрудникам аналитических лабораторий АмурКНИИ (ИГиП) и ДВГИ за выполненные анализы проб: Ю.П. Гайденко, к.г.-м.н. В.В. Малахову, к.г.-м.н. С.М. Радомскому, Н.С. Саниле-

вич, С.А. Шахраю, а также сотрудникам лаборатории минералогии и геохимии ИГиП О.Н. Нероде и О.Г. Медведевой, оказавшим неоценимую помощь в оформлении работы.

Особую благодарность автор выражает член-корр. РАН Н.С. Бортни-кову за обсуждение проблемы роли флюидного давления и механизма гидравлического разрыва пород в рудообразовании и академику РАН В.Г. Мои-сеенко за многолетнее творческое сотрудничество и консультации по вопросам проводимых исследований.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из Введения, шести глав и Заключения общим объемом 470 страниц, включая 55 иллюстраций, 45 таблиц и 1 приложение. Список цитированной литературы включает 332 наименования.

Основные результаты исследований автора по проблеме рудообразо-вания и формирования концентраций золота кратко сформулированы в защищаемых положениях, которые обосновываются в главах 2-5.

Глава 2. Сингенетичная металлоносность рудовмещающих породных комплексов и оценка ее роли в формировании золоторудных месторождений |

Золотоносность вмещающих пород Верхнеселемджинского района оценивалась Г.И. Неронским, В.Д. Мельниковым, С.Г. Парадой, В.Г. Мои-сеенко и др. Некоторые исследователи для этой цели исщм^зовали образцы, отобранные из вскрывающих месторождения горных выработок и скважин. В связи с установлением на всех месторождениях широких комплексных эндогенных околорудных ореолов рассеяния элементов [Остапенко, 1971, 1975], приведенные оценки характеризуют в большей мере фоновый уровень рудных полей. Поэтому автором проведены дополнительные исследования, в том числе с целью определения фоновых содержаний элементов рудного спектра.

2.1. Фоновые содержания элементов. По статистически обработанным анализам выборок проб, отобранных автором из различных пород за пределами рудных полей, определены местные кларки золе та и других элементов (таблица 1). Все породы различных свит разреза палеозойской толщи и позднепалеозойских гранитоидных интрузий этого района характеризуются равномерными, не превышающими кларки, содержшиями золота и элементов, сопутствующих ему в рудообразовании. Лишь в отдельных редких случаях отмечаются превышения над кпарками (показаны в таблице 1 жирным шрифтом). Приведенный в диссертации дополнительный вариант расчета характеристик по свитам в целом свидетельствует о геохимическом сходстве различных уровней рудовмещающей палеозойской толщи. Аналогичный вывод следует и из недавно опубликованных В.А. Злобиным (2000) материалов по этому району. I

2.2. В эндогенных процессах равномерно распределенное в породах кларковое золото малоподвижно. При региональном метаморфизме пород в

остались на том В работе [Мои-

зеленосланцевой фации золото и сопутствующие элементы же нижекларковом уровне (таблица 1, группы пород 1 и 2) сеенко и др., 1971] показано, что содержаия золота в пелитах из зон слабо метаморфизованных пород в цеолитовой фации (0,001 г/т) и из зон зеленос-ланцевой фации метаморфизма (0,0011 - 0,0012) весьма близки. Сфррмиро-ванные метаморфогенными растворами в Верхнеселемджинском и Унья-Бомском золотоносных районах жилы альпийского типа (таблица 1 строка^) содержат золото не более 0,003 г/т и не выше кларков пород другие элементы. Это подтверждает инертное поведение всех элементов рудного спектра в этом процессе.

В процессе скарнирования на контакте с метавулканитами известняки обогатились только сульфидами Ре, 2л, Си,. Этот спектр метасоматитов роднит их с незолотоносными вулканогенно-осадочными колчеданными рудами (таблица 1, строки 18 и 19), присутствующими в этой части разреза палеозойской толщи (басс. р. Семертак). Золото в этом процессе существенно не переносилось скарнообразующими щелочными растворами.

При контактовом преобразовании осадочных пород около штоков диоритов возникающие биотит-ортоклазовые роговики обЬгащались относительно неороговикованных пород (таблица 1 строка! 7) пр этически всеми

Таблица 1

Средние содержания и коэффициенты накопления элементов в породах Приамурского звена Монголо-Охотской складчатой области (г/т)

№ | Породы | Аи ]аЕ ^ | Мо . |Бп | А» 1 РЬ | Хп | Си |в

1. Амнуеская, экиычанская, токурская свиты Р '¿г з(верхняя часть разреза, цеолитовая фация метаморфизма)

1 Песчаники и алевролиты (25)1 0,001 ША1г 1,14 1,0 ал 0,31 1Л 0,27 2,0 12.8 0,64 32 0,39 24 0,53 85.6 0,86

2 Аргиллиты (10) 0,001 0.1 1,43 1,0 0.5 0,19 Ы 0,3 2,0 12 0,6 4£ 0,47 а 1,2 110 1,1

3 Флишоиды (15) 0,001 0,12 1,71 1,0 0.6 0,23 IX 0,28 2,0 14 0,7 42. 0,52 41 0,91 102 1,02

4 Метавулканиты (1) 0,001 0.04 0,36 - №. 0,27 2,67 - х 0,8 145 1,38 68 0,78 12. 2,6

2 Златоустовская, талыминская, афанасьевская свиты (нижняя часть разреза, зеленосланцевая фаза метаморфизма)

5 Песчаники рассланцоваи-ные (19) 0,001 0.05 0,71 - ОД 0,19 0,17 - _9_ 0,45 зл 0,32 41 0.91 Н 0.34

б Аргиллиты, черные графи-тосодержащие сланцы (16) 0,001 0.17 2,43 - 0.81 0,31 _2_ 0,33 - 0.19 0,45 5й 0,53 ш 3.9 21 0.21

7 Светлые кварц-ссрицитовые сланцы (21) 0,003 0.09 1,2» - 0.2 0,08 1Д 0,25 - 11 0,85 34 0,36 24 0 76 48 0.48

8 Известковые сланцы (4) 0,001 0.06 0,9 - 0.95 0,3 0,8 - 21 1,03 63 0,66 61 1.22 33 0 33

9 Кварциты (2$) 0,003 0.04 0,57 - 0,4 0,57 X 0,33 - 0,4 52 0.55 22 0.6 21 0 23

10 Метавулканиты (32) 0,002 0.05 0,45 - ОД 0,45 2А 1,6 - 2Д 1,55 Ш. 0.96 62 0.7 х 1.6

11 Альбит-кварц-серицитовые сланцы (85) 0,001 0.06 0,9 - ОД 0,2 1Д 0,25 - 14.2 0,7 62 0.65 36 0.8 17 0 37

12 Метаморфоген-ный кварц жил альпийского типа (3) 0,003 - 0,3 2,5 - 15 40 15 25

3 Магматические образования, контактовые роговики, скарны, колчеданы

13 Граниты и гранодиориты ¡>¿1 (30) 0,0016 0,1 - 0,8 2 - 15 56 18 9

14 Диориты штоков К, (15) 0,002 0,2 - 1,0 6 20 40 105 60 52

15 Порфиригы даек К| (12) 0,002 0,07 - 1,0 5,5/3,8 <30 17/3 100 55 20

16 Плагиопорфиры штоков и даек (14) 0,003 0,25 (10) 0,9 3,3 20 23 50 14,5 8,5

17 Контактовые роговики (15) 0,002« 0,74 (70) 1,4 11,6 104 35 1« 320 100

18 Скарны (12) 0,001 0,07 - 2,1 3 - 9 300 130 10

19 Колчедан сернистый (6) 0,002 0,7 - 13 7,8 - 40 353 1033 7

А Кларки пород литосферы по А П Виноградову [1962] и А А Беусу и С.В Григоряну [1975]

20 Сланцы 0,0011 0,07 1,8 2,6 6 13 20 95 45 100

21 Магматические породы кислого состава 0,0045 0,037 2,2 1 3 1.5 19 39 10 15

22 Магматические породы основного состава 0,0016 0.11 0,037 1,5 1,5 2 6 105 87 5

количество проб в

Примечания к таблице 1. 1 - В первой колонке в скобках ] выборках.

2 - В числителе - средние содержания, в знаменателе - коэффициенты накопления элементов относительно кларка пород по данньм количественного спектрального анализа (АмурКНИИ, аналитик Л.(

Прочерк означает содержания вольфрама и мышьяка ниже чувствительности спектрального анализа (соответственно < 10 и < 30 г/т). В скобках указаны их содержания, обнаруженные в части проб, без скобок - содержали нейтронно-активационным анализом (ИЯФ, г. Ташкент).

приближенно-С. Каменская).

ля, установленные

элементами рудного спектра, в том. числе, в отдельных случаях, Ая и Вся эта группа привнесенных в роговики элементов содержится в интрузивных телах плагиогранитов, диоритов и порфиритов в существенно более высоких количествах (табл. 1, строки 14-16), чем в терригенных породах (табл. 1, строки 1-3). Обогащение золотом примыкающих штокам роговиков отмечено и В.Г. Моисеенко и др. [1971]. Следовательно, источником этих металлов для обогащения роговиков и формирования! руд могли быть только флюиды магматического очага, дифференциатами которого является комплекс малых интрузий.

2.3. Гидротермальное рудообразование. Золото и сопутствующие ему элементы активно привносились и отлагались флюидами в жильных телах и околорудных ореолах (рис. 2). В жилах оно отлагаюсь совместно с ранними сульфидами в дисперсной форме и в свободных выделениях в кварце продуктивной стадии одновременно с небольшими количествами пирита, сфалерита, галенита или без них, в ассоциации тоЬько с мелкозернистым кварцем. Для богатых руд характерна значимая положительная существенная корреляция с РЬ, Ъ\ и А§ и отсутствие таковой с А8,АУ. Для выборки из бедных руд (< 2 г/т Аи) характерна значимая положительная корреляционная связь золота с мышьяком - свидетельство совместного отложения большей его части с ранними сульфидами (арсенопиритом или мышьяковистым пиритом). Аналогичная связь установлен^ автором по выборкам из бедных руд Афанасьевского месторождения, С.Г. Парадой [19841 для небогатых руд Маломырского месторождения и В.А. Степановым [2000] для рудопроявлений Унья-Бомского узла.

В околожильных породах отлагались все элементы, рудным телам (рис. 2), в них менялись соотношения щелоч'

свойственные ей и пористость.

По мере удаления от жил содержания элементов снижаются. Ширина комплексных ореолов превышает мощность жильных тел на 1,5 - 2 порядка. Для ореолов отмечается значительная положительная корреляция Аи с Аб и XV, свидетельствующая об их близкоодновременном отложении и сосредоточении золота в сульфидах.

о и*

Ш: Шэ ЕйИ '-'--

Рцс, 2. Распределение элементов в ореолах жил Иннокентъевского месторождения по штольне 1.

1 - песчаники: 2 - алевро-аргиляиты.; 3 - жилы; 4 - места отбора проб и их номера,

2.4. Источники металлов. Магматические источники металлов для формирования руд Кировского и Бамского месторождений, минерализация которых накладывается и на меловые гранитоиды, и для руд месторождений в позднемезозойскнх вулканогенных комплексах (Буриндинское, Покров -ское, Прогнозное, Многовершинное и другие) дискуссий не вызывают. Однако длительно дискутируется проблема генезиса и возраста месторождений Верх не селе мдж и некого района, так как здесь проявились такие эндогенные процессы как палеозойский магматизм, дотриасовый региональный метаморфизм, послеорогенная поз дне мезозойская те кто ном агм атичсс к ая активизация с формированием вулкаио-плутонических комплексов и комплекса малых интрузий пестрого состава. Соответственно, существуют три точки •зрения на генезис и возраст оруденения. Полученные автором данные дополнительно аргументируют вер с и ¡о о пара генетической связи оруденения с раннемеловым магматизмом, развиваемую Г.П. Воларовичем, Г.Ф. Шишка-новой, И.И. Фатьяновым и другими исследователями ¡¡пя этого района и

Г.П. Воларовичем, Л.П. Гуровым, B.C. Когеном, В.И. Суховым для других районов региона.

Отмеченные равнозначность содержаний золота практически во всех типах пород палеозойской толщи на нижекларковом уровне (таблица 1), инертность золота и других элементов вмещающих пород в процессах их регионального метаморфизма, скарнирования и ороговиксвания не позволяют считать субстрат основным источником металлов дл!я формирования руд. Наиболее высокие относительные накопления в рудах элементов (Аиюооо, Agiooo, Assoo, W90)', имеющих во вмещающих породах минимальные кларки и, наоборот, минимальные относительные накопления элементов (Pb8, Zn5, Cu3, В3)*, имеющих в породах повышенные кларки, при, в целом, незначительных объемах интенсивно преобразованных боковых пород, свидетельствуют о привносе профилирующих элементов из иных источников. Все жилы сопровождаются широкими ореолами привноса золота и сопутствующих элементов, а зоны выноса золота отсутствуют [Остапенко, 1971, 1975].

Отмеченное значительное обогащение околошток эвых роговиков элементами рудного спектра позволяет считать возможным отделение металлоносных флюидов от магматических очагов расплавов, возникавших в коре за счет мантийных флюидов. Их дифференциатами являются ассоциирующие с рудами позднемезозойские штоки диоритов, плагиопорфиров и дайки порфиритов. Эти магматогенные флюиды формировали продуктивное оруденение и производили пропилитизацию и лиственитизацию внедрившихся несколько позднее указанных малых интрузий. Этот вывод подтверждается установленной нами [Остапенко, Моисеенко, 2004] глубинной ман-тийно-нижнекоровой природой свинца галенитов из руд Токурского, Сагур-ского и Березитового месторождений и соответствует данным [Голубчина и др., 1985] о мантийной природе серы месторождений этого и других рудных районов Приамурья.

Глава 3. Роль режима дифференциации расплавов магматических

очагов

в формировании металлоносных флюидов.

3.1. Петрохимические различия золотоносных и оловоносных гранитоидов Приамурья. Металлогенический профиль территории Приамурья в первую очередь определяется золотом. Однако для региона весомое значение имеет и олово, месторождения которого сосредоточены в Ма-ло-Хинганском, Комсомольском, Баджальском, Эзопском и еще недостаточно изученном Ям-Алинском районах. Оловянное оруденение региона, как и золотое, имеет родственные связи с определенными мезозойскими гранитоидными комплексами. Поэтому автором изучались черты петрохи-мического сходства и различий дифференциатов магматических очагов, продуцирующих золотое и оловянное оруденения. Анализы состава дифференциатов были заимствованы из публикаций [Гуров, 1969; Изох и др.,

* Цифрами показаны усредненные Кн элементов в рудах для ряда месторождений золото-кварцевой формации.

1967] и из сводки по региону в геологическом отчете И.А. Аралиной с коллегами [1970ф]. Показатели сравнения приведенным в таблице 2.

Таблица 2

Петрохимические особенности рудоносных гранитоидных комплексов Приамурья (по Н.С. Остапенко [1979,1983])

Магматические комплексы Ре2Оз+РеО, масс %* Показатель окисленности-восстановлен-ности Ре0/Ре20: №20+К20, масс.%* Показатель На20/К20

Золотоносные комплексы

Нижнеамурская серия (К:, 193) Верхнеамурский (Кь 24)** Удский (К, 19«)** Джугджурский (К]48)** Джалиндннская многофащая иитруэня(Х1.2,12)*' Алданский а,_К„ 5«)'* 9,70-2,01 6,78-2,70 5,95-2,47 11,48-1,93 5,60-3,30 8,93-2,20 1,79-2,23 1,06-2,25 1,57-2,13 1,14-1,76 1,30-2,10 0,52-1,39 3,00-8,68 6,82-8,42 6,41-9,16 3,70-8,14 6,20-8,50 5,85-10,26 3,34-0,86 1,50-1,08 1,63-0,98 1,52-0,89 1,90-1,20 2,34-0,92

Пределы значений показателей 11,48-1,93 1,06-2,25 3,00-10,26 3,34-0,86

Оловоносные комплексы

Силинекий (К}, 21) Мяочанская серия (Кг, 99) Чалбннский (Ем, 18) Верхнеудоминскяя серия (Кг> 36) Ям ял писки й (К2,19) Эзопский (Кг, 46) 8,90-5,40 8,74-2,83 8,15-2,93 8,80-2,80 6,46-2,63 4,34-1,37 5,36-6,70 3/49-8,10 4,10-8,16 3,45-5,45 3,55-5,46 3,61-6,60 3,5-5,40 2,8-7,39 3,91-7,11 4,76-7,48 4,36-7,16 5,32-7,27 1,5-0,97 1,43-0,78 1,41-0,70 1,45-0,67 1,7-0,76 1,36-0,68

Пределы значений показателей 8,90-1,37 3,45-8,10 2,80-7,48 1,70-0,67

Примечания: 1. В скобках указаны возраст и количество использованных анализов.

2 * Суммарные содержания окислов железа и щелочей приведены в порядке от основных пород к кислым

3 ** В комплексах присутствуют щелочные дифференциаты.

Золотоносные комплексы отличаются от оловоносных большей вариацией в дифференциатах суммарных содержаний окислов железа и щелочей. Гранитоиды золотоносных комплексов в большинстве своем более богаты щелочами (до 8-10,26 масс.%) против гранитоидов оловоносных (1Ча20+К20 обычно не превышает 7,5 масс.%) и в них появляются щелочные разности пород - граносиениты и сиениты. Алданский комплекс представлен существенно щелочными породами. Золотоносные гранитоиды от оловоносных во всех группах кислотности отличаются по повышенному соотношению Ма20/К20. Повышенная натриевость золотоносных гранитных комплексов в различных регионах исследователями подмечена давно. Калиевую специализацию оловоносных гранитов отмечали [Коптев-Дворников, 1964, Изох и др., 1967; Гоневчук, 1999] и многие другие иссле-

дователи. Но особенно контрастно эти группы магматических комплексов

ю видно на диа-«К» диаграммы ось — состояние

различаются по соотношениям окислов железа, что нагляд: грамме Ыа20/К20 - Ре0/Ре203 (рис. 3). Вертикальная ось характеризует качественную щелочность, а горизонтальная окисленности-восстановленности расплавов. Золотоносные комплексы формировались из более окисленных расплавов (Ре0/Ре20 2,7 против 3,58,5 у оловоносных).

з-

1гн

I

И

•13 «11

¿¡Э.31

11 «X_____

II +11 8 +13 +32S1

43 +11

»X11

1

4 5 6

Fe0= FeO/FejOj

х комплексов на

монцониты; 4 золотоносные и II - поле грани-

Рис. 3. Положение дифференщатов магматически диаграмме Na20IK20 - Fe0/Fe203.

1 - граниты, гранит-порфиры; 2 - гранодиориты; 3 - диориты; 5 - габбро; 6 - граносиениты; 7 - сиениты. А -потенциально золотоносные комплексы (I - поле диоритов, тов, III - поле граносиенитов - сиенитов): 15 - нижнеамурская интрузив ная серия; 21 — алданский; 23 — селитканский; 29 — верхнеамурский; 30 удский; 45 — джургджурский; 50 — позднестановой. Б — оловоносные комплексы (I- поле габбро и диоритов, II-поле гранитов): 8 - силинский; 11 -мяочанская серия; 13 - верхнеудоминский; 32 - эзопский; 43 - чалбинский.

Отмеченное обогащение золотоносных комплексов окисной формой железа свидетельствует о большей активности кислорода » формирующих их магматических очагах и, следовательно, о более высоких окислительных потенциалах расплавов, продуцирующих золотоносные флюиды. Несомненно, эта особенность расплавов, наряду с их повышенной щелочностью (натриевостью), благоприятствовала переводу рассеянного в них золота в ионную форму и возможности накоплению его комплексов в равновесной флюидной фазе.

3.2. Металлогенные ряды магматических комплексов. Выявленные закономерные различия неизмененных гранитоидных , шфференциатов оловогенерирующих и золотогенерирующих магматических очагов Приамурья были апробированы на гранитоидных комплексах других регионов

России и различных провинций мира, для которых генетическая или параге-нетическая связи с определенными типами оруденения достоверно установлены. Использованы опубликованные данные по средним составам диффе-ренциатов 268 рудогенерирующих гранитоидных очагов из различных оро генов мира, приведенных в сводных работах [Гордиенко и др., 1978; Изох и др, 1967; Козлов, Свадовская, 1977; Налетов, Никонов, 1982; Трунилина, Роев, Орлов, 1985 и др.].

Для их типизации использована та же диаграмма: Ыа20/К20 -Ре0/Ре203 (рис. 4). Составы дифференциатов разновозрастных (от неогена до верхнего протерозоя) и взаимоудаленных очагов, генерирующих одно-' типное оруденение, образуют на диаграмме локаль ные обособленные поля,1 группирующиеся в два ортогональных ряда - горизонтальный редкоме-талльный (с месторождениями Мо, W, Бп) и субвертикальный (с месторож-! дениями Мо, Си, полиметаллов и комплексных сульфидных руд) сульфидо-генный. Дифференциаты 68 золотогенерирующих комплексов (включающих приамурские) образуют обособленное поле вблизи начала координат] накладывающееся на комплексы, сопровождаемые Мо, Си, РЬ, Ъа и Си-' колчеданным, а также оруденением. По оси Ре0/Ре203 оно распространяется до отметки 2,9, но не накладывается на поле оловогенерирующих комплексов, аналогично гранитным комплексам Приамурья на рис. 3. Эти различия объясняют наблюдаемую концентрацию месторождений золота и олова в различных металлогенических поясах и зонах.

Ма20/К20

6 ■

Рис. 4. Положение полей рудоносных

4 -4 магматических ком-

плексов в координатах Ыа20/К/) - Ре01Ре203.

1 -

Ре0/Ре203

Значительное наложение поля дифференциатов золотогенерирующих магматических расплавов на поля дифференциатов расплавов, генерирую--щих медно-молибденовое, колчеданно-полиметаллическое и даже молибде-

новое и вольфрам-оловянное оруденение, отнюдь не случайно. Оно отражает некоторое сходство поведения указанных металлов в окисленных расплавах и возможность их совместного накопления в магматогенных флюидах. Именно поэтому в природе встречаются магматогенно-гидротермальные месторождения золота разнообразных геохимических типо!: Au-Fe, Au-As, Au-W, Au-Te, Au-Cu, Au-(Pb+Zn), Au-Bi, Au-Hg, Au-Sb, Au Ag и других. В одних и тех же рудных районах и узлах присутствуют золоторудные и золотосодержащие месторождения, образующие рудно-форма! ионные [Сидоров, 1987] или геохимические ряды.

3.3. Условия отделения золота от магматических расплавов. Геохимическая специализация гранитоидов на золото в упрощённом ее толковании проблематична, так как золоторудные месторождения в пространстве и времени ассоциируют как с обогащенными золотом интрузивными телами, так и с гранитоидами, имеющими пониженный кларк золота [Аношин, 1977; Коробейников, 1987; Глюк, 1994 и др.]. В процессе дифференциации магматических расплавов в гомодромной последовательности последующие фазы чаще обедняются золотом [Уваров, 1974; Моисеенко л др. 1974, Миронов и др., 1988], что можно связать со снижением их жилезистости. Но известны и обратные данные, свидетельствующие о повышении золотоносности дифференциатов с возрастанием их щелочности [Давл гтов, 1974; Дау-тов, Чеботарев, 1974]. Эти эмпирические зависимости находят экспериментальное подтверждение.

Выполненные А.Г. Мироновым и др. [1988] и Д.С. Глюком [1994] эксперименты по плавлению шихты гранита с добавками золота на уровне МО"4 масс.% показали, что закаленное стекло такого гранитного расплава содержит золото в форме равномерного рассеяния в количествах около 1-10' 7 масс.% или 1 мг/т. Все избыточное золото при плавлении пихты в открытых условиях, «отторгается» и высаживается на стенках автс клавов, то есть, в реальных открытых системах оно может быть вынесено за пределы очага. В закрытых системах в расплаве остается большее его количество, но «избыточная» часть золота распределяется в нем неравномерн а в виде частиц или их групп околомикронных размеров. В экспериментах с добавками во флюидно-гранитную систему железистых минералов - биот эта и магнетита или с расплавами более железистых пород (латитов), содержание равномерно распределенного золота в закаленной силикатной фазе повышаются до 15 раз [Глюк, 1994], а избыточное сверх этого присутствует в виде точечных незакономерно распределенных мельчайших частиц самородного золота.

Результаты этих экспериментов позволяют объясни сь эмпирически устанавливаемый чаще всего низкий уровень кпарковой гранитоидов низкой растворимостью золота в гранитных расплавах. Более высокие содержания золота в гранитоидах могут возникнуть также при на ложении постмагматических процессов и в случаях надеж яой закрытости гранитоидных систем, когда золотосодержащий флюид полностью или час тично рассеивается в гранитоидных куполах и дайках, или в интрузий, иногда частично проникая в роговиковый экран, являются индикаторами золотоносных очагов.

Золото отличается от многих элементов ярко выраженным свойством самородности [Маракушев,1978], и способно находиться

верхних частях Гакие роговики

в самородной

форме не только в восстановительной, но и слабо окислительной среде. На основании изучения распределения золота в породах и минералах Ю.В. Ка-зицын [1975], Г.И. Аношин [1977] и А.Ф. Коробейников [1978] пришли к выводу о нахождении «кларкового» золота в расплавах и закристаллизовавшихся фазах в атомарном рассеянии. Установление связи золоторудных месторождений с гранитоидами, обладающими повышенной натриевостью [Саттран, Э.П. Изох, Ф.А.Летников и др.] и повышенной окисленностью генерирующих их расплавов [Остапенко, 1979, 1983] позволило автору связать воедино эти эмпирические наблюдения. Было предположено, что окислительная среда способствует переходу атомарного золота в ионную форму Аи\ Аи+3. Благодаря высокой поляризуемости, ионизированное золото образует прочные комплексные соединения с минерализаторами, а в температурных условиях магматических расплавов в первую очередь с С1 [Мараку-шев, 1978].

В соответствии с экспериментальными данными [Диман, Олейников, 1977; Рябчиков, Орлова, 1984; Миронов и др., 1988; Глюк, 1994], коэффициент распределения золота между рас,плавом и равновесным с ним флюидом превышает в 10-100 и более раз в пользу флюида. В.С.Шкодзинский [2000] на основе известных экспериментальных данных по растворимости золота в1 гранитоидных системах рассчитал, что в гранитном расплаве, содержащем] 10 мг/т золота в условиях высокой фугитивности кислорода (буфер Ni-NiO,' Fe203-Fe304) на глубинах соответствующих общему давлению 6 килобар при температурах 600-750 °С может содержаться до 10 % флюида 5 М кон-[ центрации по С1 с содержанием 2 г/т растворенного золота (Кг' =200). В таких магматогенных флюидах могут содержаться так же олово и вольфрам,' но в низких концентрациях, так как их Кр < 1 [Шкодзинский, 2000].

При наличии благоприятной геолого-структурной обстановки в надо-чаговом пространстве обогащенные золотом флюиды глубинных и периферических очагов способны сформировать крупные и уникальные месторождения золота, а при благоприятном составе вмещающих пород так же концентрации сопутствующих элементов, например вольфрама. В связи с экспериментально подтвержденной малой растворимостью золота в кислых расплавах (около 1 мг/т), завершающие развитие очагов малые интрузии и окружающие их роговики, с обычно повышенной золотоносностью, зачас-j тую являются единственными надежными индикаторами потенциальной рудогенерирующей способности очага.

Чаще всего месторождения локализуются на некотором расстоянии (1 - 4 км) от крупных интрузий за пределами изотермы 400 С в ассоциации с телами заключительных даек (Токур, Березитовое, Бамское, Березовское на Урале и другие), либо непосредственно в апикальных частях гипабиссаль| ных интрузий, успевших остыть к моменту рудоотложения (Кировское, ру-допроявление Огоджа-1, месторождения Северного Казахстана Бестюбе Джеламбет, Степняк и др.), либо среди покровных и жерловых фаций вул-* канитов (Покровское-3, Прогнозное, Буринда, Топазовское, Многовершин| ное, Хаканджа, Белая Гора и другие). Рудопроявления Унья-Бомского золо| тоносного района сформировались предположительно еще на большем удалении от кровли периферического очага, зафиксированного отрицательной: аномалией силы тяжести [Моисеенко, Эйриш, 1996]. По отсутствию в этом

районе даек магматических пород можно предположить, что эрозионный срез незначителен и проходит выше пояса даек.

современный

Глава 4. Зависимость минерализации и пробы самородного золота месторождений от химического состава рудовмещаюших пород. Взаимодействие рудообразующих флюидов с боковьми породами приводит к разложению неустойчивых минералов, переходу в подвижное состояние части Са, Mg, Бе, Иа, Эх, К и других элементов, их перераспределению в объеме флюида и пород с образованием новых устойчивых параге-незисов (Д.С. Коржинский [1965, 1969], В.А. Жариков и Б.И, Омельяненко [1965], В.Н. Сазонов [1998 и др.], И.П. Щербань [1975] и др.). Это приводит к значительному изменению состава исходного флюида и отражается на составах образующихся минеральных парагенезисов и минералов.

На примере золоторудных месторождений Верхнеселемджинского района автором изучалась зависимость пробы кристаллизую: цегося золота от химического состава рудовмещающих пород и характера и с предрудного гидротермального преобразования. Наиболее детальные иссл ведены на Верхнемынском, Харгинском и Токурском месторождениях, ру-довмещающие породы которых существенно отличаются между собой по основности, содержаниям Са, Ре, К, Ка и соотношениям щелочей. Методика исследований заключалась в обычном отборе штуфов измене: пород на расстояниях 0,1; 0,5; 1,5 и 25 м от жильных тел и из: пород на значительном удалении и проводился полный силикатный анализ проб. Степень и характер изменения пород оценивались в шлифах под микроскопом. Для определения баланса привноса-выноса компонентов в/из породы во флюид автором использован методический подхс [1968] с приведением анализов в окисной форме к 100% и пр ресчета в масс,%, так как объемные веса измененных и неизме близки. Проведенные автором параллельные контрольные перерасчеты в атомных количествах дали те же результаты. Такой упрощенный подход позволяет широко использовать д ля пересчета и те о публика тнные анализы, в которых не приводятся плотности пород.

В качестве характеристики дифференциальной подвижности щелочей в гидротермальном процессе нами использован показатель избиения на-

триевости насыщающего породы гидротермального флюида " ---------

тываемый (как показано в таблице 3)на основе баланса щел рудных породах по формуле:

п|'Г(±Ка20)и-(±К20/' В ней (±N820) и (±К20) отражают изменение в пороио-трещинных флюидах содержаний и К+. Так как содержания щелочей в поступившем на нижний уровень рудоотложения «исходном» флюиде во всех случаях не известны, то этот показатель отражает лишь тенденцию увеличения (+) или уменьшения (-) в гидротермах относительной доли Иа в балансе щелочей. Величина принятого показателя является примерной количественной мерой изменения качественной щелочности флюида на отдельных у» астках гидротермальной системы.

1НЫХ боковых «измененных

д С.Д. Шера введением пененных пород

ПЛ0> рассчи-эчеи в около-

Гранитоиды, вмещающие жилы Верхнемынского месторождения, имеют калиевую специализацию (Ма20/К20 = 0.45). При взаимодействии с флюидами из них почти в равных количествах выносились (и поступали во флюид) оба компонента, вследствие чего содержания Иа в поступающих глубинных флюидах почти не менялось (Пр1Ма = +0.14). Поэтому из низконатриевого флюида кристаллизовалось низкопробное золото 640-700%о.

При взаимодействии флюидов гидротермальной системы Харгинско-го месторождения с вмещающими метабазитами (жилы Шеелитовая, Главная), имеющими высоконатриевую специализацию (№20/К20 = 8,1), флюид интенсивно обогащался Ыа (ПпМа = +3,2) и из него кристаллизовалось высокопробное золото - 915-950%о.

Из кварцево-слюдистых сланцев этого же месторождения (жила Тишинская), в которых №20/К20 составляет 1,2, при метасоматозе выносились во флюид оба компонента, но в большей мере Ыа. Поэтому в растворах более умеренно увеличивалась доля Иа (Пр1Ка = +0,67 - +0,85) и из менее натриевых растворов в этой жиле кристаллизовалось золото несколько пониженной пробы 800-850 %о.

Несколько примеров по зарубежным золоторудным месторождениям, сформировавшимся в контрастных по составу породах и в разные эпохи.

На рудном поле Хаураки в Новой Зеландии, месторождения которого сформировались в третичное время из растворов единого магматического очага, но среди пород различного состава, по приведенным в работе В. Лин-дгрена [1935] анализам наблюдается отчетливая тенденция зависимости «серебристости» руд от химического состава вмещающих пород. В рудах месторождения Теме, сформировавшихся в более высоконатриевых андезитах, которые оказали значительное влияние на возрастание во флюидах доли № (ПИка = +4,44), золото преобладав над серебром (Аи:А§ = 1:0,45). Руды месторождения Уайхи, сформировавшиеся из тех же растворов, но среди менее натриевых дацитов (КагО/КаО = 1,24), оказались более сереброносными (Аи:А§ = 1:4), так как флюиды за счет этих пород обогащались натрием в меньшей степени (П' ма = +2,4) и не способствовали накоплению в них золота.

Аналогичным образом (различной натриевостью пород), по приведенным А.Т. СпШв [1962] данным, можно объяснить различие серебронос-ности руд архейского золоторудного месторождения Мак-Интайр на Канадском щите - высокую (Au:Ag = 1:6) для тел, залегающих в порфировом штоке и низкую (Аи:А§ = 4.5:1) в основных вулканитах его экзоконтакта.

Проба золота меняется и по горизонтам рудных тел и месторождений. На примере продуктивной жилы № 184 месторождения Токур (таблица 3, рисунок 5) автором сопоставлены изменения в составе флюида и пробы золота от нижних к верхним его горизонтам. Установлено, что предрудное гидротермальное преобразование околожильных пород на её нижнем уровне (гор. 590 м) сопровождалось выносом из них и поступлением во флюид Иа,

Таблица3

Перераспределение щелочей между вмещающими золото-кварцевую жилу породами и трещинно-поровым флюидом.Месгорождение Токур, жила 184.

Горизонты месторождения, расстояния мест отбора проб от жилы № пробы Опробованная порода Содержания в породе, % массы Привнес (+), вынос (-) Показатель относительного изменения натриевости флюида Проба золота, %>

SiOj Na20 К20 порода флюид в точках опробования в околожильной зоне 0-1 м в околожильной зоне 0-2 м поданным автора** по данным [4]

NajO к2о NajO" К2Оп

Горизонт 777 м Средний состав (2) аргиллит неизменен. 62,15 2,37 4,14 691-733 —zr,—<6> 718

Н-178 песчаник неизменен 66,01 2,92 3,58

0,1м Н-261 аргиллит* 63,98 2,90 4,45 +0,53 +031 -0,53 -0,31 -0,22 -0,34 -0,44 711

0,3 м Н-262 песчаник* 68,29 3,22 3,43 +03 -0,15 -03 +0,15 -0,45

2,0 м Н-264 аргиллит* 62,75 2,61 3,92 +0,24 -0,22 -0,24 +0,22 -0,68

Горизонт 700 м Н-178 песчаник неизменен. 66,01 2,92 3,58 734 - 854 789 700-803 757

0,1м Н-175 песчаник* 66,36 4,11 2,89 +1,19 -0,69 -1,19 +0,69 -1,88 -0,53 -0,08

0,5 м Н-176 песчаник* 63,97 2,75 4,22 -0,17 +0,64 +0,17 -0,64 +0,81

2,0 м Н-177 песчаник* 64,68 2,80 4Д9 -0,12 +0,71 +0,12 -0,71 +0,83

Горизонт 590 м Н-157 аргиллит неизменен. 61,24 1,98 4,38 747 44*

0,1м Н-151 аргиллит* 62,7« 1,89 4,50 ■0,09 +0,12 +0,09 -0,12 +0,21 +0,46 +0,40 811 (5) данных

0,5 м Н-152 аргиллит* 62,17 1,80 4,92 -0,18 +0,54 +0,18 -0,54 +0,72

2,0 м Н-153 аргиллит* 61,89 1,51 4,17 -0,47 -0,21 +0,47 +0.21 +0,26

Примечания, в круглых скобках указано число проб,*- изменённые породы; **- в числителе пределы вариации, в знаменателе — среднее

а на среднем и верхнем (соответственно гор. 700 и 770 м) флюид, наоборот, обеднялся Na за счет частичного его отложения в породах, либо за счет преимущественного выноса из пород К. Тенденция снижения натриевости взаимодействующих с породами растворов по восстанию рудовмещающей структуры (рисунок 5, тренды 3 и 4) коррелируется со снижением пробы кристаллизующегося золота в направлении от нижних к верхним горизонтам месторождения (тренд 5).

В диссертации в табличной форме приводится множество примеров зависимости пробы золота от основности (и натриевости) вмещающих пород на месторождениях провинций России, Казахстана, Средней Азии, Европы, Австралии и др. Закономерность проявляется независимо от возраста оруденения и глубинности его формирования.

Установленная зависимость находит экспериментальное подтверждение. Золото при Р-Т параметрах рудообразования более растворимо в растворах хлорида натрия, а серебро - в растворах хлорвда калия [Моисеенко, 1977, Nekrasova, 1990, Некрасов, 1991].

Рис. 5. Тренды изменения показателя натриевости флюида (Пи/1) жилы 184 и пробы кристаллизующегося золота по горизонтам месторождения Токур (по Н.С. Остапенко [2006])

1-2 — усредненный вынос (-) Ыа^О из гидротермально измененных пород или привнос (+) в зоне 0-1 м (1) и 0-2 м (2) от контакта жилы;

3-4 - тренды изменения Дм, флюида за счет его взаимодействия с вмещающими породами в зонах 0-1 м(3) и 0-2 м (4) от контакта жилы;

5 - тренд изменения пробы золота по горизонтам месторождения Токур.

Дополнительное поступление натрия из пород благоприятствует стабилиза-

ксов [AuC121" и ерогенизации к

является функ-

ции и накоплению в кислых хлоридных флюидах комплет [AuC14]" по сравнению с серебром, что приводит при их ге' отложению более высокопробного золота.

В конечном счёте, проба кристаллизующегося золота! цией соотношения в гидротермах концентраций комплексных ионов Áu и Ag (что подтверждается и термодинамическими расчетами [Пальянова и др., 2005]), которое, в свою очередь, зависит от соотношения в > флюидах концентраций (активностей) щелочных металлов.

Вмещающие породы оказывают влияние не только на пробу золота, но и на состав возникающих минеральных парагенезисов, При переходе пород из кислых в более основные рудные тела заметно обогащаются сульфидами (месторождения Бамское, Дурминское, Хаканджа". На малосульфидных месторождениях в высокожелезистых породах формируются сульфидные залежи (рудное тело Ориенталь в железистых кварцитах месторождения Колар в Индии; месторождения Копперхед и Хилл-50 в Австралии). В породах, обогащенных кальцием, создаются благоприятные условия для накопления в золоторудных телах вольфрама (жилы месторождений Харга, Унгличикан в Приамурье, Ялгу в Австралии, Холинджер на Канадском щите) и карбонатов анкеритового ряда.

Таким образом, химический состав вмещающих пород является одним из важнейших факторов рудообразования, определяющих пробу кристаллизующегося золота, минеральные и геохимические типы руд, а в отдельных случаях и формационную принадлежность (формирование умеренно-сульфидных и даже сульфидных руд при значительном привносе серы в базитовый субстрат, а также золото-редкометалльных pyi при активном осаждении ими вольфрама и других редких элементов).

Глава 5. Условия размещения, факторы эндогенной концентрации золота и механизмы формирования рудных тел и рудных столбов месторождений Приамурья.

5.1. Геологические условия размещения золотору^! дений. Месторождения золота в Приамурье известны во всех разновозрастных геоблоках земной коры - в древнем Алдано-Стано! ом кратоне, на Амурском микроконтиненте (супертеррейне), в Монголо-О сотской шовной субдукционно-коллизионной зоне и Сихотэ-Алиньской складчатой области

ных месторож-

и другие) связь ьными разлома-;сторождений к

(рис. 1). Давно подмечена (Г.П. Воларович, Е.А. Радкевич рудных узлов и районов с крупными субширотными продол ми, разграничивающими эти геоблоки, приуроченность м местам сгущения пересекающих их поперечных разломоз подчиненного ранга. Залегание рудных тел обычно контролируются оперяющими их нарушениями более мелкого ранга.

Рудовмещающими являются различного состава гнейсы, амфиболиты, кристаллические сланцы и гранитоиды докембрийского воз эаста; палеозойские метаморфизованные терригенные, вулканогенно-терригенные ком

плексы пород и прорывающие их палеозойские базитовые

и гранитоидные

интрузии; юрские и меловые терригенные комплексы; меловые и третичные

субаэральные вулканиты, субвулканические их аналоги и магматические интрузии вулкано-плутонических поясов.

Месторождения размещаются под литологическими (Токур, Инно-кентьевское) или вулканическими экранами слабопроницаемых пород (По-кровское-1, Хаканджа, Многовершинное), под тектоническими покровами (Бамское), либо в «затухающих» по латерали и вертикали нарушениях среди относительно слабопроницаемых метаморфических, метаморфизированных и интрузивных пород (Верхнемынское, Березитовое, Кировское, Харга).

Все золоторудные месторождения региона ассоциируют с молодыми магматическими комплексами, в том числе с невскрытыми интрузиями, фиксируемыми под некоторыми рудными полями отрицательными гравитационными аномалиями [Рейнлиб, Романовский, 1975] Г K-Ar и Rb-Sr датировки возраста золотого оруденения укладывается в интервал от триаса до позднего мела, а на нижнем Амуре датировки соответствуют третичному периоду (месторождения Многовершинное, Белая Гора и другие). Морфология рудных тел разнообразна - жилы, жильно-прожилковые зоны, метасо-матические залежи с прожилково-вкрапленным сульфидогкварцевым ору-денением. Она зависит от литологического строения руДовмещающих комплексов пород, структурных и других факторов.

Формационный тип минерализации также в значительной мере определяется геологическими условиями формирования месторождений. В регионе доминирует минерализация малосульфидной золотёйсварцевой формации. Однако, есть единичные месторождения золото-сульфидной (Колчеданный утес, Березитовое), умеренно-сульфидной формации (Кировское) и золото-шеелит-кварцевой (отдельные жилы Харгинского и Унгличиканско-го месторождений), что можно объяснить не только различным составом глубинных растворов, но и различиями в составах вмещающих пород, благоприятствующих, например, отложению вольфрама, карбонатов, пирита и других содержащих железо сульфидов.

5.2. Распределение золота в жильных телах месторождений. Разобраться с тем, как распределяется золото по мощности жильных тел и в их объеме (или плоскости) означает получить объективный ответ на вопрос, когда (в каком парагенезисе) выделялось самородное золото, как долго (или быстро) протекал процесс его отложения, и выяснить, какие факторы способствовали накоплению золота в рудном теле или на определенном его участке или горизонте.

Распределение самородного золота по мощности жильных тел. Наиболее ценный материал по распределению золота по мощности жил дает изучение вскрытых выработками богатых их участков. Нами проведено большое количество наблюдений в полированных поперечных срезах штуфов за распределением видимого золота по мощности ряда жил Токурского и др. месторождений. Во всех случаях (в диссертации они подробно описаны) золото обнаруживается в призальбандовых частях продуктивных кварцевых жил, чаще в парагенезисе с более мелкозернистым кварцем, слагавшим краевые зоны образовавшихся полостей как в случае полосчатого, так и брекчиевого их заполнения. В случаях неоднократного раскрытия (или дораскрытия) полостей оно в такой призальбандовой позиции отлагалось в каждом новом парагенезисе (зоне), выполняющем полости очередного рас-

крытия, как это отражено на рисунхе 6. Наблюдается оно и в начальных зонах роста позднего шестоватого и гребенчатого кварца зоны IV, Во внутренних зонах крупнозернистого и друзового кварца поздней генерации центральных частей симметрично-полосчатых жил, особенно в их раздувах, золото, пирит, галенит, сфалерит не наблюдаются. К моменту отложения такого позднего кварца растворы уже были обеднены серой, золотом и другими компонентами.

Рис. 6. Асимметрично-зональное строение жилы 160 Токурского месторождения (горизонт 700 м) и позиция выделений самородного золота (крестики).

I—IV — зоны последовательного наращивания мощности живы: I — нижний залъбанд, представленный угловатыми обломками пород с сульфидами, сцементированными тонкозернистым кварцем; II - серый мелкозернистый кварц, цементирующий обломки пород; III — среднезернистыйi светлый кварц, цементирующий мелкие обломки пород иногда с мелкозернистым кварцем; IV - средне-крупнозернистый молочно-белый кварц, нарастающий в перпендикулярной ориентировке к стенкам.

V - зона верхнего запьблнди жилы с гнёздами и прожилками позднего кварца (как в зонах III и IV) со слабо отторжепными или неполно отторжеиными фрагментами боковых пород. Самородное золото (показанное центрами крестиков) тяготеет к призальбандовым частям зон II, III, IV, гнезд и прожилков зоны V.

Призальбандовая позиция золота с отложением совместно с кварцем в его интерстициях также характерна для жильных тел месторождений Ясного, Харга, Ворошиловского, Кировского и рудопроявлений Б. Тарнах, кл. Лавровского, Одолго. В ряде публикаций нами найдены указания исследователей на аналогичную призал ьбандо вую позицию золота а жилах месторождений Кочбулак, Чадак, Мурунтау [¡рудные формации ... Узбекистана, 1969], Советское в Красноярском крае, месторождений А ню иск о го района Западной Чукотки [Давидснко, 1975] и некоторых других.

Распределение золота и сопутствующих элементов в плоскости рудных тел. Разведка и практика отработки разноглубинных месторождений показывает крайне неравномерное содержание в них золота и сосредоточение основной массы золота в рудных столбах и бонанцах.

Такое распределение золота характерно и для жил Токурского, Инно-кентьеаского, Ворошиловского, Сагурского, Кировского и других месторождений региона, В чем причина такой неравномерности? Для ее установления нами проведен анализ особенностей распределения золота и сопутствующих элементов по отношению к раздувам жил и к температурным полям флюида на стадии формирования продуктивных парагенезисе в

Золото и сопутствующие элементы в плоскости изученных жил Токурского и Иннокентьевского месторождений, как это видно на рис. 7, распределены неравномерно. Повышенные содержания золота (30-100 и более г/т) в жилах обычно тяготеют к их осевым частям и сосредоточены на средних и верхних горизонтах.

... пи

сктзютч

Рис. 7. Распределение элементов в плоскости жилы № 3 Иннокентьевского месторождения относительно раздува мощности (на вертикальной проекции). Свинец, серебро, цинк и, особенно, золото и ртуть концентрируются в верхней части раздува, мышьяк, вольфрам и бор концентрируются преимущественно ниже раздува жилы.

Аналогично ведут себя свинец, серебро, ртуть, цинк. Максимумы вольфрама, мышьяка, бора и молибдена (на этом рисунке Мо не показан) смещены

вниз от максимумов золота, особенно мышьяк. Ряд вертикальной (осевой) геохимической зональности минерализации в этих жилах имеет вид (снизу); В-Мо-Ая-ЛУ-гп-Си-РЬ - Ag -Ли - Bg. Пять элементов правой части этого ряда, стоящие перед имеют между собой значимые корреляционные связи [Остапенко, 1971}. Содержания в рудах мышьяка и вольфрама с золотом не коррелируются, что свидетельствует о не одно временности их отложения из гидротермальных растворов.

Соотношение содержаний золота с мощностью жильного выполнения изучалось автором на примере 15 жил месторождений То кур, йнкокентьса-ское, Ворошиловское, Верх немы некое Верх не селем джине ко го района и одной жилы месторождения Бестюбе (Казахстан). На всех месторождениях они оказались аналогичными. Как показано на примере жилы № 3 (рис. 7) Иннокентьевского и жилы Первая (рис. 8) То курского месторождений, максимальные концентрации золота размещаются по периферии раздувов и смещены к верхней нздраздувной части жил. Аналог ичным образом распределен относительно раздува мощности свинец, цинк, серебро, ртуть. Остальные из упоминавшихся элементов-спутников, особенно мышьяк, совмещаются с раздувом или смещаются на нижние уровни.

КЗ» ИЗ* Ш^ЕЗбВЗЭ'

Рис. 8. Распределение золота (б) относительно участков повышенной мощности (а) жилы Первая (западный рудный столб) на вертикальной проекции.

1 - Северо-Западный сброс; 2 — дайки порфиритов; 3 — штоки диоритов; 4 — разведочные горизонты; 5—7 - мощности жилы (в см): 5 29 (5), 30 — 59 (б), 60 — 80 (7); 8 — границы участка с содержаниями более 10 г/т; 9 - пробы с содержаниями 50 — 100 г/т (а) и 101 300 и более (б); 10 — контуры максимумов мощности на рис б.

Смещения максимумов содержаний золота относительно максимумов мощности жил и отсутствие положительных корреляций между этими параметрами еще более четко видно на графиках рис. 9, отражающих изменения этих параметров по штрекам и восстающим, вскрывающим обогащенные участки жил.

1

Рис. 9. Соотношение мощностей жил (1, в см) и содержаний золота (2, в г/т) в жилах месторождения Иннокентъевское (а — жша 31, штрек 17, б - жила 46, траншея5).

В качестве примеров аналогичных соотношений параметров «т» и «с» в рудных телах других месторождений в диссертации приводятся данные из опубликованных работ по жильной кулисе Центральная Многовершинного месторождения [Атлас многофакторных моделей, 2000], по жиле Андреевская Саралинского рудного поля [Атлас морфоструктур... 1973], и наша интерпретация данных отработки жилы месторождения Бестюбе (Казахстан). Для жилы № 86 этого месторождения, мощность которой варьирует от менее 0,2 до 2,0 м, автором установлены смещения вверх центров обогащенных золотом участков относительно положения центров раздувов мощности на10-18ми показана приуроченность «ураганных» проб с содержаниями 100 - 700 г/т к участкам промежуточных мощностей (0,3 - 0,9 м) жилы. Таким образом, повторяющееся явление смещения концентрационных полей золота, наблюдаемое от раздувов мощности, в жилах всех изучавшихся нами месторождений региона и месторождений других регионов, как и отмеченное призальбандовое выделение самородного золота, имеет характер общей закономерности и требует специального рассмотрения причин, их порождающих.

5.3. Основные факторы, определяющие концентрацию золота в жильных телах и размещение рудных столбов. К числу ключевых факторов, влияющих на отложение золота из растворов, относятся физико-химические, включающие рН, ЕЬ, Т, Р. Для месторождений Приамурья параметры Т, рН, ЕЬ факторов рудообразования охарактеризованы И.И. Фатьяновым [1972], В.Г. Моисеенко [1965, 1977], В.Г. Моисеенко с соавторами [1978, 1979] и др. Исследователями показано, что минералообразование происходило в широком интервале температур от более 360° до менее 100°, а продуктивные ассоциации формировались при более низких температурах

(250-180 °С), при близнейтральных значениях рН (5,76-7,2^) и слабовосстановительных значениях Eh растворов (-0,45 -0,85).

Температурный фактор отложения золота. По данный многих исследователей, „отложение парагенезисов с самородным золотом происходит в основном при температурах ниже 300°. Автором [Остапенко, 1987] методом вакуумной декрепитации в самородном золоте, из жил разгачных горизонтов месторождения Токур, установлен широкий интервал вскрытия разно-фазных включений (180 - 380° и выше) при постоянной средней температуре 290°. Лишь перед верхним выклиниванием жилы 376-6 ис, вскрытой на наиболее высоких отметках месторождения (800-900 м) о та снижается до 260° (рис 10). Можно предположить, что средняя температура декрепитации золота по аналогии с кварцем близка к температуре его кристаллизации [Остапенко и др., 1988].

840

воо

700

540

Горизонты, м

(Тср показана пут

—■—

100

И ТС

400

Рис. 10. Интервалы и средние температуры декрепитации включений в самородном золоте по горизонтам месп орождения Токур

тиром).

ом также была тивной стадии месторождения из разведочных

Для прояснения роли температурного фактора авто изучена структура температурного поля флюида на прод\ минералообразования на примере разведанной жилы №160 Токур. Для этого из штуфов жильного кварца, отобранных выработок на всех горизонтах через расстояния 20 ± 5 м, были подготовлены монофракции продуктивной (ассоциирующей с самородным золотом) генерации кварца крупностью 0,2 - 0,5 мм, проведена их химическая очистка от минеральных примесей и декрепитация на вакуумном декрепитометре. В предваряющих экспериментах по декрепитации с использованием образцов синтезированных (во ВНИИСИМСе) при определенных Р и Т кварцев, установлено, что средняя температура вакуумной декрепитации наиболее близка к температурам минералообразования [Остапенко и др., 1988].

Структуры температурных полей, отстроенные по параметрам начала газовыделения и средней температуры декрепитации кварт (рис. 11А и Б). При больших вариациях этих параметров н кально-полосовое строение температурных полей с высок* ми горизонтальными градиентами температуры. В обоих случаях выделяется три температурные градиентные зоны (границы которых на рисунке т ром. Зоны обозначены римскими цифрами). Температуры зонах снижаются к их осевым частям.

оказаны пункти-флюида в этих

Концентрационные поля золота и поля мощностей жилы (рис. 11 Г и В) автором отстроены по результатам более детального опробования, проведенного геологами рудника в процессе её отработки. Тем не менее, все концентрационные поля золота удовлетворительно совмещаются с существовавшими градиентными зонами и минимумами температурных полей флюида на стадии отложения продуктивного кварца. Это наблюдение подтверждает важную роль снижения температуры в отложении и концентрации золота.

EB'EFrShl-|з тШ« ШШ*

Рис. 11. Структура температурных полей флюида на продуктивной стадии рудоотложения и концентрационных полей золота жилы 160 месторождения То-кур. (Проекция на горизонтальную плоскость).

А - поля начала и Б- поля средних температур декрепитации кварца-2 (в °С): 1 — штреки, восстающие (штриховые линии) и точки отбора проб кварца для декрепитации по горизонтам разведки; 2 — границы температурных полей (а) и температурных градиентных зон I, II, III (б); В - структура мощностей жилы (в см): 3 -10-30, 4 — 31-50, 5 — 51-80; Г-поля концентраций золота (в г/т): 3 - <5,4- 5-30, 5 -31-100.

Положительная роль температурного фактора в рудообразовании к настоящему времени наиболее изучена и общепризнана. Исследователи (A.B. Пизнюр, Ю.В. Ляхов и др.) обычно отмечают для жильных тел высо-

кие вертикальные температурные градиенты минералообразования (до 10 -35 °С/100 м). Нами установлены не менее высокие горизонт шьные температурные градиенты и их определяющая роль в отложении з злота. Отмеченное расположение температурных минимумов по периферии раздувов жил -свидетельство их прямой генетической связи с режимом давления (следствие понижения давления).

Фактор давления в рудообразовании. Роль давления и формировании рудных тел и рудных столбов к настоящему времени изучена менее подробно.

Проведенный нами анализ опубликованных данных по барическим условиям образования золоторудных и других месторожде яий [Остапенко, 2005] показал, что максимальные дайления, оцениваемые различными методами по газово-жидким включением в минералах ранних парагенезисов (до 1-3 и даже до 6-7 килобар) во многих случаях соизмеримы с литостатиче-скими на глубинах рудообразования и часто несколько превышают их. Для месторождений Селемджинского района давление при гетерогенизации флюидов на стадии формирования продуктивной ассоциации опускалось до 300-500 бар [Моисеенко и др., 1977, Фатьянов, 1972], а максимальное, определенное по температуре а/р перехода кварца могло достигать 2-4 килобар [Неронский, Семенко, 2003], что заведомо выше литостатического. Из всех этих данных можно сделать вывод, что высокое внутрифлюидное давление может играть определяющую роль в рудообразовании, в частности, в образовании скважности пород, в формировании рудовмещающих полостей, в концентрации рудных элементов, в том числе в образован* и золоторудных столбов.

Раздувы, как участки пониженных давлений, являлись эпицентрами стягивания гидротермальных растворов с периферии развш ающейся полости и прилегающих боковых пород. Это приводило к смешению и дополнительному понижению их температуры. Минералоотложени; после каждого падения давления продолжалось до момента его выравнивания в системе. Скоротечное отложение золота и других пересыщенных компонентов могло происходить одновременно на всем пространстве гидротермальной системы, выведенном из состояния равновесия при каждом акте раскрытия (до-раскрытия) полости и гетерогенизации флюида. Индикатор ами таких «пространств» являются градиентные зоны температурного поля (рис. 11).

Очевидно, исходя из взаимозависимого поведения Р и Т, поле давления в гидротермальной системе на продуктивной стадии, к 1к и поле температуры, должно быть аналогично дифференцированным и иметь свои еще более высокие градиенты. Следовательно, минералоотложение в природных гидротермальных системах, особенно продуктивное, совериается в высокоградиентных зонах Р и Т и тяготеет к участкам с минимальными значениями этих взаимосвязанных параметров. Таким образом, местоположение эндогенных рудных столбов определяется (и предопределяется) размещением раздувов мощности жильных тел. Как было показано, макс шальные содержания золота в основном тяготеют к боковой и особенно к верхней периферии раздувов.

5.4. Механизмы концентрации золота в рудных т ;лах. Для месторождений Верхнеселемджинского района исследователи в оделяют три ге-

нетических типа рудных столбов: первичные, регенерированные (вблизи пострудных штоков диоритового состава [Моисеенко и др., 1971]) и вторичные [Моисеенко и др., 1971; Нестеров, 1978].

Существенное вторичное обогащение золотом жил на месторождениях Токур и других исследованиями автора не подтверждается. На всех горизонтах (в том числе выщелачивания и вероятного вторичного обогащения 730-750 м и выше по Н.В. Нестерову) оно находится в первичном парагенезисе (пиритом, сфалеритом, галенитом) и в отмеченной призальбандовой позиции и, несомненно, является первичным.

Механизм гидроразрыва пород и гидрораскрытия трещин. Учитывая широкое развитие в жилах месторождений брекчиевых и полосчато-брекчиевых текстур жильного выполнения, неокатанность (угловатость) обломков вмещающих пород в брекчиях, их литологическое единство с боковыми породами, наличие неполностью отторженных фрагментов боковых пород в зальбандах жил (рис. 8), телескопирование последовательных минеральных ассоциаций и другие признаки, а также обычность некоторого превышения флюидного давления над литостатическим при формировании ранних ассоциаций, автор полагает, что таким общим для месторождений механизмом мог быть гидроразрыв (флюидоразрыв) пород. Высокие гидравлические напряжения могли приводить к раскрытию (расклиниванию) трещин, появлению отслоений контактовых поверхностей пород различной компетентности, разрыву менее прочных пород [Остапенко, 2004, 2005]. Сутью этого механизма является рудосозидающая роль флюидного давления. Для возникновения гидроразрыва пород согласно У. Файфу с соавторами [1981] необходимо такое флюидное давление, величина которого превысит литостатическую нагрузку на глубине рудообразования и прочность пород. Г.Л. Поспелов [1963] приводит обоснование возможности гидрораскрытий существующих тектонических трещин при давлениях флюидов лишь в 1,42-2,4 раза превышающих гидростатическое. Проявление такого механизма наиболее вероятно в экранированных структурах (ловушках флюидов), где флюидное давление, вследствие длительно продолжающегося тепло- и массоподтока, может достигать наиболее высоких величин. Признаки гидроразрыва присущи многим золоторудным месторождениям мира.

Механизм гидротермальной флотации золота при формировании рудных столбов весьма вероятен. Золото гидрофобно и обладает свойством естественной флотации [Ребиндер, 1933]. Усилению гидротермальной флотации самородного золота (и некоторых других рудных минералов) могли способствовать установленные в рудах и околорудноизмененных породах и несомненно присутствовавшие во флюидах поверхностно-активные вещества (ПАВ) от ароматических углеводородов и битумоидов [Мкопуик, Ов1ар-епко е1. е1.; 1981; Ф.П. Мельников, 1982], до жирных кислот [Неронский, 1998], в том числе в образцах самородного золота из месторождения Токур (коллекция автора диссертации).

Мировая практика золотодобычи показывает, что наиболее богатыми золотом являются верхние горизонты жил и месторождений. Это справедливо и для месторождений региона. По наблюдениям автора скопления золота в богатых участках малолсульфидных жил часто не ассоциируют с сульфидами. В случаях же совместного их нахождения обычно минералы

разрознены и сростки сульфидов с золотом исключительно редки. Следовательно, механизм электрохимического осаждения золота на сульфидах для концентрации золота на продуктивных стадиях формирования месторождений региона не имел существенного значения.

Отмеченное смещение концентраций золота в плоскости жил вверх относительно раздувов мощности можно объяснить механизмом флотации золота от участков раскрытия полостей и гетерогенизации флюидов. В гете-рогенизированных пересыщенных растворах кластеры и фисталлиты гидрофобного самородного золота могли зарождаться непосредственно на газовых пузырьках и всплывать вместе с ними на более высокие уровни полостей, быстро укрупняясь благодаря контакту со «свежим! о> насыщенными растворами и слипанию соседних ассоциатов. В благоприятных условиях за счет сегрегации таких ассоциатов в «карманах» полостей могли сформироваться самородки.

5.5. Саморазвитие экранированных гидротерма 1ьных систем и общая модель формирования гидротермальных месторождений золота. С позиций изложенных факторов целесообразно рассмотреть процесс развития экранированных рудоформирующих гидротермальных систем с момента их зарождения до отмирания, результатом которого явллотся эндогенные месторождения.

Как установлено, генезис рудовмещающих пород i их фоновая ме-таллоносность не играли существенной роли в рудообразс вании. Основными источниками металлоносных флюидов являлись насыщенные летучими компонентами глубинные или промежуточные магматические очаги окисленных расплавов. Однако химический состав пород субстрата отражался на составе руд - их карбонатности, вольфрамоносности, сульфидности, проб-ности золота. Тектонический фактор весьма благоприятен для размещения эпигенетического гидротермального оруденения, так как месторождения локализуются в узлах наибольшей тектонической нарушенное™ пород и повышенной проницаемости нижних уровней рудовмещающих толщ. Экраны для формирования месторождений играли важнейшую роль, обеспечивая достижение максимальных давлений и определяя место иТмасштабы накопления руды.

Главным условием формирования эпигенетических рудных тел и месторождений является сопряженность в пространстве и [во времени следующих факторов: источника рудоносных флюидов, флюидопроводника и благоприятных экранированных структур. Можно констатировать, что рудные месторождения под экранами формируются в условиях близких к застойным, на фоне постоянного «флюид-породного» взаимодействия, геохимической дифференциации вещества пород и изменения состава флюидов. С учетом этого, автором [Остапенко, 2005] предложена модель саморазвития экранированных рудоформирующих гидротермальны« (рис. 12).

с систем (ЭРГС)

Рис. 12. Модель саморазвития экранированных гидротермальных систем.

Т-!, Т2...ТП - максимальные температуры перед отложением минеральных комплексов стадий 1, 2...п; Р)( Р2...РП - максимальные давления флюида перед отложением минеральных комплексов стадий; Р1 , Р2 ... Р„ -минимальные давления после каждого раскрытия полостей; М, м - предрудный и внутрирудный метасоматоз; То, Рр - исходные температура и гидростатическое давление на глубинах рудообразования.

Формирование рудных месторождений в экранированных структурных ловушках протекает в два этапа - ранний при прогрессирующем росте в гидротермальной системе Т и, как следствие, нарастании Р и поздний регрессивный, собственно рудогенный. Они разделеляются кратковременным периодом начальной структурной перестройки рудовмещающего пространства под воздействием сверхкритического давления флюидов.

Прогрессивный этап формирования ЭРГС включает накопление в структурной ловушке глубинного флюида, поступающего от глубинного источника по сопряженному флюидопроводнику. В ядре структуры в подэ-кранных нарушенных наиболее проницаемых зонах в гидротермах происходят постепенное увеличение относительной доли глубинного флюида с оттеснением смешанных (наиболее разубоженных) и метеорных вод на ее периферию и фланги; обменные реакции флюид-порода с частичным рассеянием рудных элементов в метасоматитах, в том числе и золота [Остапенко, 1974, 19751. При достижении изменившими свой состав гидротермами критических Р в системе возникают первые полости гидравлического раскрытия и разрыва.

Регрессивный этап формирования ЭРГС. С момента появления первых полостей развитие гидротермальной системы переходит ко второму этапу - собственно рудообразованию во флуктуационном режиме снижения Ри и Тн. Процесс происходит ступенчато (стадийно) с инверсиями Ри и Ти с достижением максимальных значений перед каждой новой стадией рас-

крытия и минералоотложения. Процесс рудообразования ра ни, но основное минералоотложение происходит дискретно

стянут во време-в короткие про-

межутки времени вслед за очередным раскрытием полосте й, сопровождаю щимся гетерогенизацией флюида вследствие спада давления. Около таких полостей (формирующихся раздувов жил) располагаются зоны эпизодического стягивания флюида с флангов рудовмещающей структуры и из боковых пород. Зоны максимального минералоотложения пространственно совмещаются с градиентными зонами снижающихся Ри и TF в рудовмещающей трещине (см. рис. 11). Гетерогенизация и дегазация флюида, снижение Т и повышение pH растворов приводят к выделению в полостях минералов всех пересыщенных компонентов, в том числе золота. Каждый эпизод глубокой гетерогенизации флюида может сопровождаться флотацией золота по описанному механизму.

Поздние непродуктивные кварц-карбонатная или каэбонатная минеральные ассоциации на каждом месторождении образуют :я при «отмирании» источника флюидов практически из подогретых метеорных вод. Они заполняют контракционные трещины в остывающих блоках пород.

Подобный ход событий находит подтверждение в опубликованных результатах исследования изотопного состава кислорода и водорода флюидов, формировавших минеральные парагенезисы руд месторождений золота, олова и полиметаллов. Ранние жильные парагенезисы и предрудные ме-тасоматиты формировались из флюидов, имеющих повышенные содержания солевых и газовых компонентов и изотопные характера стики S180 и 5D, соответствующие преобладанию магматогенных, промежуточные - больше смешанным с варьирующими содержаниями компонентов, а завершающие -в основном, нагретым метеорным водам [Тейлор, 1982; Wilde, Edwards, 1997; Бортников, 2006идр.]

Весь процесс рудообразования протекал синергетиче :ки в режиме саморазвития экранированных рудообразующих гидротермальных систем. Эволюцией такой системы на первом этапе управлял фактор TF1, а на втором - фактор Ри при подчиненной роли Ти.

Глава 6. Критерии прогноза, основанные на петрохимии магматических комплексов, составе рудовмещаюших пород и на модели саморазвития экранированных гидротермальных систем.

Критерии регионального прогноза. Для прогнозирования золотого оруденения на региональном уровне могут быть использованы приведенные

в диссертации отличительные петрохимические признаки золотогенерирующих расплавов, картируемых на земной п

дифференциатов эверхности в ви-

де различных магматических тел и их комплексов. Для металлогенической

женная автором таительные при-

типизации гранитоидов может быть использована предлс диаграмма №20/К20 - РеО/Ре2Оэ [Остапенко, 1991]. Отл знаки одинаковы для разновозрастных (от раннепалеозойсАсих до кайнозой ских) «золотоносных» комплексов многих регионов мира, сформированных в различных геодинамических обстановках - в складчатых (коллизионных) поясах и зонах тектоно-магматичесой активизации. В прогнозных целях на

основе выявленных признаков следует продолжить систем:

:тое изучение ру-

дегенерирующих возможностей разновозрастных магматических комплексов региона.

Критерии локального прогноза на урорле рудных узлов и рудных полей. Комплекс обычно используемых геологических, геофизических и геохимических критериев локального прогноза может быть дополнен следующими.

1. Критерий состава (пробности) золота. Из установленной зависимости между составом вмещающих пород (в первую очередь натриевостью) и пробой кристаллизующегося в рудных телах золота, появляется возможность на основе анализа геологической ситуации территории максимально локализовать местоположение коренного источника россыпи [Остапенко, 1982].

2. Критерий выявления экранированных структур, сочетающихся с флюидопроводниками. В масштабах гидротермальной системы (колонны) золотоносного узла в зоне влияния крупного флюидопроводника (разлома) могли функционировать несколько автономных экранированных структурных ловушек флюидов (типа антиклинальных, надвиговых и др.), благоприятных для формирования нескольких промышленных месторождений (как Главный разлом в Токурско-Иннокентьевском рудном поле, разлом Керк-ленд-Лейк-Кадиллак в провинции Киватин Северной Америки).

3. Геохимический критерий масштабности коллектора гидротермальных флюидов. Анализ рудных полей и месторождений показал, что формирование рудных тел в ЭРГС происходит среди наиболее проницаемых пород коллектора флюидов. От структуры проницаемости всего объема пород коллектора не в последнюю очередь также зависят морфологический тип минерализации (жильный, жильно-прожилковый или вкрапленный) и условия залегания тел (пологие жилы и залежи, крутопадающие зоны и жилы, согласные или секущие тела). Намечается корреляция масштаба рудной минерализации с размерами и контрастностью интегральных геохимических полей, сформированных флюидами в подэкранных коллекторах.

Критерии прогноза продуктивных рудных тел и рудных столбов на стадиях поисково-оценочных и разведочных работ.

1. Минералого-геохимические критерии выделения продуктивных тел. Среди новых выявленных тел наиболее перспективными следует считать те из них или те их участки, в которых по опробованию обнаруживаются высокие содержания тесно коррелируемых с золотом сопутствующих элементов в рудном процессе (например, свинца и цинка для Токурского и других месторождений и дополнительно меди и висмута для Кировского, Березитового и Бамского). Многоэлементность и высокая контрастность первичных ореолов рудных тел, большая их ширина и высокие значения показателей вертикальной зональности, соответствующие средним и верхним рудным уровням [Остапенко, 1976] - важнейшие признаки перспективных геохимических аномалий.

Из благоприятных минералогических признаков следует использовать:

- множественность минеральных парагенезисов и генераций кварца, разнообразие текстур жильного выполнения и телескопирование минераль-

ных ассоциаций. Они указывают на динамичность формир! стков рудных тел и являются индикаторами размещения ру,

- обогащенность участков рудных тел пиритом, гале том, с которыми близко во времени и пространстве отлаг; золото.

2. Р-Т критерий выявления рудных столбов на стад] ван на том факте, что концентрированное отложение золо' резкими снижениями давления флюида, приводящими к ции, вскипанию, снижению температуры и быстрому ми: за счет пересыщенных компонентов. Следовательно, бла: отложения золота являются градиентные зоны Р и Т. Их ми являются градиентные зоны мощностей рудных тел. метрик (например, вакуумной декрёпитации) на вскрыто также несложно установить поля пониженных температур| ца продуктивной стадии, являющиеся индикаторами учас ции флюида. Такие участки жил следует прослеживать га бенно, восстанию, так как с ними могут быть связаны по: жания золота (эффект гидротермальной флотации) или з: ные столбы.

вания таких уча-;ных столбов; итом и сфалери-ется самородное

и разведки осно-

а обеспечивается го гетерогениза-[ерапоотложению «приятными для акроиндикатора-етодами термогоризонте жилы отложения квар-:ов гетерогениза-падению и, осо-ышенные содер-:ачительные руд-

инициированные е магматические в режиме повы-

ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ И ВЫВОДЫ

Основные факторы, благоприятствовавшие возникновению и формированию золоторудных месторождений Приамурья, следующие.

1. Источниками золота, свинца и других металлов для формирования руд вероятнее всего были глубинные мантийно-нижнекорорые уровни литосферы, а источниками золотоносных флюидов являлись мантийными флюидами нижнекоровые и промежуточны очаги. Развитие таких магматических очагов происходилс шенной окисленности расплавов (буфер магнетит-гематит), а их индикато рами являются магматические дифференциаты с низким!: соотношениями Ре0/Ре203 = 0,9-2,9.

2. Вмещающая среда оказывала существенное влияние на состав формирующейся рудной минерализации: породы повышен юй железистости и кальциевости благоприятствовали увеличению сульфщности, карбонат-ности и вольфрамоносности руд; породы повышенной натжевости (На20 > К20) дополнительно обогащали флюид натрием, что спо сталлизации более высокопробного золота. Этот вывод нах ствии с экспериментальными данными о повышенной растворимости золота, по сравнению с серебром, в хлоридных растворах Ыа при Р и Т параметрах рудообразования [Моисеенко, 1977; Кекгавоуа, 1990; Нзкрасов, 1991].

Среди рассмотренных Н.В Петровской [1973], Л.Н. Николаевой

[1979] и другими исследователями факторов, влияющих г

лизующегося золота, обоснованный автором «фактор влишия вмещающей

среды» является определяющим, так как «работает» незав:

ности формирования месторождений, эпох рудообразовгния и позволяет объяснить причины высоких вариаций пробы золота в пределах одного месторождения и даже одного рудного тела

а пробу кристал-

1СИМО от глубин-

3. Фактор давления в рудообразовании играет важную структурообразующую роль. Фиксируемые на месторождениях сверхлитостатические давления флюида и широкое развитие специфических (разветвляющихся) разрывных структур и ряд других признаков, рассмотренных в главе 5, свидетельствуют об активном участии флюида в «завоевывании свободного пространства», то есть в образовании прлостей по механизму гидравлического раскрытия тектонических трещин и возникновения новых трещин и полостей гидроразрыва.

4. Условием возникновения сверхлитостатических давлений в гидротермальных колоннах на удалении от магматических очагов и камер является экранированность структур, а для рудоконцентрации, помимо этого, необходимы источник флюида и флюидопроводник (предохраняющий флюид от рассеивания на путях миграции).

5. Саморазвитие экранированных рудоформирующих гидротермальных систем по модели автора происходило в два этапа. На раннем (прогрессивном), за счет увеличения в системе доли глубинного флюида, возрастали Т и Рп, происходил дорудный метасоматоз пород. На втором этапе (при определяющей роли фактора Рп) происходили дискретное ступенчатое снижение Р(Т) с их инверсиями после каждого акта гидрораскрытия (а также гете-рогенизация, смешение, пересыщение, дегазация флюида, отложение минералов, возможно флотация золота). После «отмирания» источника глубинного флюида система возвращалась к исходным («гидростатическим») параметрам с отложением нагретыми метеорными водами в контракционных трещинах остывающих блоков пород послерудной кварц-кальциевой ассоциации. Эта модель находится в соответствии с результатами эволюции изотопного состава О, H и S флюидов [Тейлор, 1982; Wilde, Edwards, 1997; Бортников, 2006и др.]

Использование основанных на результатах выполненных исследований дополнительных структурно-геологических, петрохимических, минера-лого-геохимических и термобарогеохимических прогнозных критериев регионального и локального уровня будет способствовать выработке более реальных оценок перспектив на рудное золото недоразведанных месторождений, неизученных рудопроявленир, аномальных зон и малоисследованных территорий. На их основе может быть скорректирована стратегия и тактика развития минерально-сырьевой базы золотодобывающей отрасли Приамурья, других регионов и конкретных золотодобывающих предприятий.

Список основных опубликованных работ по теме диссертации

1. Остапенко Н.С. Зональность эндогенной минерализации жилы Третьей Иннокентьевского золоторудного месторождения (Приамурье) // Вопросы золотоносности Дальнего Востока. Благовещенск: ДВГИ ДВНЦ АН СССР, 1971. С. 77-82.

2. Остапенко Н.С. Вертикальная зональность первичных ореолов золото-кварцевых жил Токурско-Иннокентьевского рудного поля // Глубинность и зональность оруденения в Тихоокеанском рудном поясе. Материалы к сим-

позиуму по глубинности и зональности оруденения при VI Всесоюзном ме-таллогеническом совещании. Владивосток: ДВНЦ АН СССР, 1971. С. 101103.

3. Остапенко Н.С. Вещественный состав рудовмещающих толщ и первичные геохимические ореолы золоторудных месторождений Верхнеселемд-жинского района // Геохимия и методы исследования минерального сырья Дальнего Востока». Материалы совещания по геологии и геохимии эндогенных месторождений золота. Владивосток: ДВГИ ДВНЦ АН СССР, 1975. С. 62-72.

4. Остапенко Н.С. О вертикальной зональности гипогеннол минерализации Токурско-Иннокентьевского рудного поля // Генетические типы и закономерности размещения месторождений золота Дальнего Востока. Материалы совещания по геологии и геохимии эндогенных месторождений золота, 9-11 апреля 1975 г. Новосибирск: Наука, Сиб. отд., 1976. С. 36-4;:.

5. Остапенко Н.С. О глубинах формирования и послерудюго эрозионного среза золоторудных месторождений Верхне-Селемджинского района в связи с оценкой их перспектив // Новые данные о минерально-сь рьевых ресурсах Центральной части зоны БАМ. Благовещенск: ДВГИ ДВНЦ АН СССР, 1978. С. 69-88.

6. Остапенко Н.С. Дайковые поля бассейна верхнего течен ля р. Селемджа и их соотношение с эндогенной минерализацией // Геология, магматизм и ру-догенез зоны перехода от континента к океану. Владивосток: ДВГИ ДВНЦ АН СССР, 1978. С. 201-203.

7. Остапенко Н.С. Петрохимические различия рудоносных гранитоидных комплексов Приамурья // Эндогенные процессы и мета шогения в зоне БАМ. Новосибирск: Наука Сиб. Отд., 1982. С. 99-103.

8. Неронский Г.И., Левицкий Ю.Т., Остапенко Н.С., Бело) сов. К вопросу о термовакуумной декрепитации золота // Термобарогеохимия в геологии. Владивосток: ДВГИ ДВНЦ АН СССР, 1982. С. 165 -170.

9. Остапенко Н.С. Калиевые и кремнево-калиевые метасоматиты бассейна р. Уруша и их металлоносность // Новые данные по геологии и рудоносно-сти Монголо-Охотского пояса. Владивосток: АмурКНИИ ДВНЦ АН СССР, 1983. С. 75-83.

10. Остапенко Н.С., Беда В. Д. К вопросу о зональности минерализации одного из золоторудных месторождений Приамурья // Новые данные по геологии и рудоносности Монголо-Охотского пояса. Владивосток: АмурКНИИ ДВНЦ АН СССР, 1983. С. 40-51.

11. Остапенко Н.С. Изменение состава флюидов в процессе формирования золоторудного месторождения // Термобарогеохимия эндэгенных процессов. Материалы региональной конференции «Термобарогеохимия эндогенных процессов», г. Благовещенск, 1984. Владивосток: АмурКНИИ ДВНЦ АН СССР, 1986. С. 96-103.

12. Остапенко Н.С., Левицкий Ю.Т., Шахрай С.А. К опенке температур декрепитации минералов по термобарограммам // Минералообразующие флюиды и рудогенез. Киев: Наукова думка, 1988. С. 228-237.

13. Остапенко Н.С. О температурах декрепитации и состане газово-жидких включений в самородном золоте // Геология, минералогия городных металлов. Владивосток: ДВО АН СССР, 1989. С. <59-77

и геохимия бла-

14. Остапенко Н.С. К обоснованию гидротермально-флотационной модели формирования золоторудных столбов в жилах выполнения // III Советско-китайский симпозиум «Геология и экология бассейна р. Амур». Тезисы докладов. Часть И. Благовещенск: АмурКНИИ ДВО АН СССР, 1989. С. 126128.

15. Остапенко Н.С., Припутнев Ю.Н. Структура палеотемпературного поля флюида на этапе формирования продуктивной ассоциации минералов золото-кварцевых жил // Геология, минералогия и геохимия благородных металлов. Владивосток: АО ВМО-АмурКНИИ ДВО АН СССР, 1989. С. 60-64.

16. Ostapenko N.S. Hydrothermal-flotation mechanism of gold-ore shoots and bonanzas formation // The 15th General Meeting of the International mineralogical association Abstracts. Beijing China, 28 June - 3 July 1990. P. 83-84.

17. Остапенко H.C. Магматизм и гидротермальное оруденение // Магматизм, флюиды и оруденение. Владивосток; АмурКНИИ ДВО АН СССР,

1990. С. 4-11.

18. Остапенко Н.С., Моисеенко В.Г. Золоторудные формации Монголо-Охотской складчатой области и ее обрамления // Металлогения и рудные формации зоны перехода континент — океан. Магадан: СВКНИИ ДВО АН СССР, 1990. С. 28-44.

19. Остапенко Н.С. Применение диаграммы Fe0/Fe203 - Na20/K20 для петрохимической и металлогенической типизации гранитоидных комплексов // Потенциальная рудоносность, геохимические типы и формации магматических пород. Отв. Ред. JI.B. Таусон. Новосибирск: Наука, Сиб. отд.,

1991. С. 71-76.

20. Эйриш Л.В., Остапенко Н.С., Моисеенко В.Г. Токурское золоторудное поле: геология, геохимия, генезис. Хабаровск: АмурКНИИ ДВО РАН, 1998. 144 с.

21. Остапенко Н.С. Геология, генезис и технологичность руд золоторудных месторождений Джагдинской золотоносной провинции // Генезис месторождений золота и методы добычи благородных металлов. Материалы международной научной конференции 28-30 августа 2000 г. Благовещенск: АНЦ ДВО РАН, 2001.С. 95-97.

22. Эйриш JI.B., Остапенко Н.С., Моисеенко В.Г. Золоторудное месторождение Токур (Дальний Восток, Россия) // Геология рудных месторождений. 2002. Т. 44. № 1. С. 50-52.

23. Остапенко Н.С. Признаки гидроразрыва вмещающих пород при формировании золоторудного месторождения Токур. // Тезисы докладов III Всероссийского симпозиума с международным участием «Золото Сибири и Дальнего Востока: геология, геохимия, технология, экономика, экология». Улан-Удэ: БНЦ СО РАН, 2004. С. 152-154.

24. Остапенко Н.С., Моисеенко В.Г. Изотопный состав свинца галенитов некоторых золоторудных месторождений Приамурья // Доклады Академии Наук, 2004. Т.394. № 1. С. 93-95.

25. Остапенко Н.С., Нерода О.Н. О связи пробы золота гидротермальных месторождений с химическим составом рудовмещающих пород. // Тезисы докладов III Всероссийского симпозиума с международным участием «Золото Сибири и Дальнего Востока: геология, геохимия, технология, экономика, экология». Улан-Удэ: БНЦ СО РАН, 2004. С. 154-156.

26. Миронюк А.Ф., Моисеенко В.Г., Воропаева E.H., Остапенко Н.С., Ра-

домский С.М. Содержание золота в минералах золото; Приамурья. // Доклады Академии Наук, 2005. Т. 405. № 5

27. Остапенко Н.С. Саморазвитие экранированных гидр тем и гидроразрыв в структуро- и рудообразовании. (Общ рования гидротермальных месторождений) // Доклады 2005. Т. 400. № 6.С. 789-792.

28. Остапенко Н.С., Дементиенко А.И., Нерода О.Н., Мйронюк А.Ф

юсных россыпей С. 652-654. отермальных сис-ая модель форми-Академии Наук,

Гид-

ротермальная система Покровского рудного поля. И Материалы XV Российского совещания по экспериментальной минералогии. Сыктывкар: Геопринт, 2005. С. 191-193.

29. Остапенко Н.С., Нерода О.Н. Сходство и различия в развитии рудо-формирующих гидротермальных систем рудных полей Бе эезовского (Урал) и Покровского (Приамурье) месторождений золота. // Материалы XV Российского совещания по экспериментальной минералогии, принт, 2005. С. 188-190.

30. Остапенко Н.С., Моисеенко В.Г., Миронюк А.Ф. Нетрадиционный подход к отработке техногенных россыпей // Горный журнал]: 68.

31. Остапенко Н.С. Зависимость пробы кристаллизующегося золота от изменения соотношения щелочей во флюидах при их взаш довмещающими породами (на примере месторождений Приамурья) // Доклады Академии Наук, 2006. Т. 410. № 3. С. 381-386.

Сыктывкар: Гео-

2006. № 4. С. 66-

Поделиться с друзьями: