• Финогина Лилия Сергеевна
  • 2012
  • 26

Православные библиотеки Кубани (конец XVIII - начало XX в.): формирование инфраструктуры и основные направления деятельности автореферат диссертации для написания диплома, курсовой работы, тема для доклада и реферата

Православные библиотеки Кубани (конец XVIII - начало XX в.): формирование инфраструктуры и основные направления деятельности - темы дипломов, курсовиков, рефератов и докладов Ознакомиться с текстом работы
Специальность ВАК РФ: 05.25.03 — Библиотековедение, библиографоведение и книговедение
  • Реферун рекомендует следующие темы дипломов:
  • Армянский национальный район
  • Реферун советует написать курсовую работу на тему:
  • Кубани (строительство церквей, образование епархии)
  • Реферун советует написать реферат на тему:
  • Историко-градостроительная специфика пространственной среды курортов кавказских минеральных вод
  • Реферун предлагает написать доклад на тему:
  • Эволюция ландшафтной пространственной среды курортов
Поделиться с друзьями:

Полный текст автореферата диссертации Финогина Лилия Сергеевна, 2012, 05.25.03 — Библиотековедение, библиографоведение и книговедение

005009955

ФИНОГИНА Лилия Сергеевна

ПРАВОСЛАВНЫЕ БИБЛИОТЕКИ КУБАНИ (КОНЕЦ XVIII - НАЧАЛО XX в.): ФОРМИРОВАНИЕ ИНФРАСТРУКТУРЫ И ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

05.25.03 - Библиотековедение, библиографоведение и книговедение

1 С ОЕЗ ‘¿^2

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата педагогических наук

Краснодар - 2012

005009955

Работа выполнена на кафедре общего библиографоведения и книговедения ФГБОУ ВПО «Краснодарский государственный университет культуры и искусств»

Научный руководитель: кандидат педагогических наук, профессор

Слуцкий Аркадий Иосифович

Официальные оппопенты: доктор педагогических наук

Матвеев Михаил Юрьевич

кандидат педагогических наук, профессор Коновалова Нина Алексеевна

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Кубанский

государственный университет»

Защита состоится 2012 г., в & часов на

заседании диссертационного совета Д 210.007.01 в ФГБОУ ВПО «Краснодарский государственный университет культуры и искусств» по адресу: 350072, г. Краснодар, ул. 40 лет Победы, д. 33, ауд. 116.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Краснодарский государственный университет культуры и искусств» по адресу: 350072, г. Краснодар, ул. 40 лет Победы, д. 33.

Текст автореферата размещен на сайте ФГБОУ ВПО «Краснодарс-

т ку

Р,

кий государственный университет культуры и искусств» ЬИр:/\у\у\у.к£икі.іпГо у. 0-1 » 012 г.

на сайте ВАК МО РФ:

Ьир:/ш\у\у.vak.ed.gov.ru «О-/ 2012

Автореферат разослан « О-/ »

2012 г.

А.Н. Дулатова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Сегодня, на фоне возрождения духовных традиций в российском обществе, вполне закономерен научный интерес к деятельности православных библиотек. Изучение их истории, прошлого и настоящего представляется актуальным не только для библиотечной науки. Возросшее внимание к истории РПЦ, активное приобщение населения к православным нравственным ценностям и нормам требуют освещения всех сторон деятельности церкви, в том числе и просветительской. Показать место православных библиотек в истории российского библиотечного дела, воссоздать общую картину православной книжной культуры, осознать ее роль в истории национальной культуры и образования невозможно без изучения исторически сложившегося опыта деятельности православных библиотек в русской провинции.

Появилось достаточно большое количество публикаций, защищаются кандидатские диссертации по истории православных библиотек в отдельных регионах. На этом фоне становится все заметнее, что история и практика деятельности православных библиотек Кубани не изучены совершенно.

При разработке вопроса следует учитывать, что роль православия, отношение к православию, взаимодействие власти и церкви на казачьих территориях имели свои особенности, которые отражались на деятельности православных библиотек.

История православной церкви является неотъемлемой частью гражданской истории Кубани, без понимания огромной роли православных библиотек в становлении образования, просвещения, культуры и науки региона невозможно понять историю края в целом. Кубанский священник находился рядом с казаком в военном походе, был организатором духовного и светского образования, непременным членом местных научных сообществ, принимал непосредственное участие в борьбе с преступностью, в заботах о народном здравии и нравственности. На этом многотрудном пути обойтись без книги, без библиотеки он не мог. Благодаря поддержке со стороны государства и местной власти, а также активной деятельности священнослужителей на территории Кубани в конце XIX века сложилась сеть православных библиотек: церковные, монастырские, благочиннические, церковно-приходские, учебные, миссионерские, религиозно-просветительских братств, личные.

Свою историческую и культурную миссию Русская православная церковь видела прежде всего в воспитательной, духовно-просветительской деятельности и верном служении народу. И хотя в силу государственно-политических установок связь церкви с народом десятилетия была

ослаблена, реалии сегодняшней действительности вновь предполагают как одно из обязательных условий активное участие церкви в социальной работе, целенаправленную деятельность по формированию духовных и нравственных ценностных ориентаций, воспитанию патриотизма, бережного отношения к национальной истории и культуре. У дореволюционных православных библиотек Кубани в этом направлении был накоплен достаточно большой и эффективный опыт работы.

Объект исследования - православные библиотеки.

Предмет исследования - динамика формирования инфраструктуры православных библиотек на Кубани (конец XVIII - начало XX в.), основные направления их деятельности.

Территориальные рамки исследования ограничены дореволюционными административными границами Кубанской области.

Хронологические рамки исследования - конец XVIII - начало XX века. Нижняя граница определяется началом заселения региона, временем возникновения первых православных книжных собраний на территории Кубани; верхняя связана с Октябрьской революцией 1917 г., вызвавшей коренные изменения в государственном строе, общественной жизни страны.

Цель исследования - реконструкция процесса формирования инфраструктуры православных библиотек Кубани в указанный период, системное описание основных направлений их деятельности, анализ сохранившейся источниковой базы, необходимой для проведения подобного исследования.

Согласно поставленной в диссертационном исследовании цели необходимо было решить следующие задачи:

- рассмотреть особенности формирования инфраструктуры православных библиотек Кубани с учетом социально-демографических, экономических, конфессиональных особенностей региона;

- определить характер влияния православных библиотек на кульТУРУ> образование, социальные процессы, происходящие в регионе;

- охарактеризовать деятельность основных видов православных библиотек на Кубани, их роль в повышении образовательного и профессионального уровня кубанского духовенства;

- проанализировать фонды государственных архивов Ставропольского и Краснодарского краев и выявить в них основные виды документальных источников, в которых содержится информация, необходимая для реконструкции истории православных библиотек региона;

- раскрыть возможности системного получения информации по истории православных библиотек на Кубани из отдельных видов исторических источников различного происхождения (личные, делопроизводственные, периодическая печать, законодательные акты и т.д.).

Состояние изученности темы. Изучение опубликованных работ по истории православных библиотек позволяет выделить три периода в историографии темы: дореволюционный (вторая половина XIX в. - 1917 г.), советский (с 1917 г. до начала 1990-х), современный (с начала 1990-х гг. ио настоящее время).

Как показывает анализ, в дореволюционной отечественной историографии практически нет трудов, затрагивающих теоретические вопросы функционирования православных библиотек. В большом количестве выходили в свет работы, раскрывающие историю отдельных (крупных) православных библиотек (К.Я. Здравомыслов, И.Н. Корсунский).

На Кубани первыми публикациями, из которых можно почерпнуть сведения о составе фондов православных библиотек, стали работы П.П. Короленко о библиотеке Спасо-Преображенского Киево-Межигор-ского монастыря, перевезенной на Кубань. В конце XIX века появляются публикации о библиотеках православных образовательных учреждений (Ставропольской духовной семинарии, Екатеринодарского духовного училища).

Большое внимание библиотечной проблематике уделял журнал «Ставропольские епархиальные ведомости». На его страницах священники высказывали свою точку зрения по вопросам о необходимости открытия церковных (Е. Тимофеевский), народных (М. Иванов) библиотек силами духовенства, размышляли о значении внеклассного чтения для умственного развития учащихся (П. Пономарев), обсуждали формы библиотечной работы.

В советский период тема православных библиотек как предмет самостоятельного исследования не выделялась. Православные библиотеки рассматривались в общем контексте изучения истории библиотечного дела (К.И. Абрамов, В.Е. Васильченко, А.И. Копанев, М.И. Слухов-ский) и истории книжной культуры (С.П. Луппов, М.В. Кукушкина).

История православных библиотек не находит своего отражения и в фундаментальных трудах по истории церкви (Н.М. Никольский, А.И. Клибанов). В церковных изданиях изредка появлялись работы о юбилеях крупных библиотек, такие, как очерк о библиотеке Московской духовной академии игумена Феофилакта (Моисеева).

Для современного периода характерен всплеск интереса к истории православных библиотек. На страницах журнала «Библиотекарь» появляются публикации об этих библиотеках (И. Бендерский). По докладам первого в истории отечественного книговедения научного заседания на тему: «Книга и духовное просвещение в России» был подготовлен сборник «Книга в России: Из истории духовного просвещения».

Смена политических и идеологических установок потребовали редакции учебников, изданных в советское время. В обновленных учебниках по истории библиотечного дела находит отражение и деятельность православных библиотек (К.И. Абрамов).

Появилось большое количество публикаций и диссертационных исследований по истории православных библиотек в регионах. Одни из них рассматривают их работу как одно из проявлений культурно-просветительской, социальной деятельности церкви (Е.М. Берестова, С.М. Васина, Л.А. Шуклина). Ко второй группе следует отнести работы, в которых православные библиотеки представлены как неотъемлемая часть истории библиотечного дела, книжной культуры провинции (С.А. Артамонова, И.В. Горбова, О.В. Горохова, Т.В. Захарова, O.A. Илюшкина, О.В. Медведева, Н.В. Огурцова, Л.П. Рощевская, Л.Н. Харченко). Диссертации, посвященные библиотекам духовных академий и семинарий, защищались и в странах ближнего зарубежья, (Л. М. Дениско,

Н.В. Салоников).

Значительный вклад в изучение православных библиотек внесла С. П. Фунтикова. Ее диссертация и многочисленные статьи подробно освещают вопросы зарождения и становления библиотек духовного ведомства. В ее учебном пособии «Православные библиотеки: прошлое и настоящее» впервые комплексно рассмотрены вопросы создания, развития, организации различных видов библиотек Русской православной церкви. Автором дано определение понятия «православные библиотеки», предложена их видовая классификация. Анализ материала но истории православных библиотек базируется на современном понимании библиотеки, что позволяет считать библиотечными фондами и небольшие книжные собрания при монастырях и храмах.

Тема становления православных библиотек в регионе затронута в работах духовенства (митрополит Ставропольский и Бакинский Гедеон).

На сегодняшний день среди православных библиотек Кубани наиболее исследованной региональными учеными является библиотека Киево-Межигорского монастыря (А.И. Слуцкий). Несколько статей близкой тематики опубликованы H.A. Коноваловой, В.И. Лях.

Источниковап база исследования представлена комплексом опубликованных и архивных материалов, в который входят:

- законодательные акты и нормативные документы, регламентирующие деятельность православных библиотек и отражающие политику государства в этой области;

- делопроизводственные документы;

- документы мемуарного и эпистолярного характера;

- справочные, статистические издания;

- периодическая печать.

Исследование основано на широком круге архивных (изучено 18 фондов ГАКК и ГАСК) и печатных источников. Большая часть архивных документов вводится в научный оборот впервые. Комплексное использование источников разных видов, рассмотрение источниковой базы как системы позволило воссоздать достаточно полную картину процесса возникновения, развития и деятельности православных библиотек на Кубани.

Теоретическая и методологическая база. Методология исследования построена на принципах историзма, объективности и научности. Принцип историзма, основанный на соблюдении временной последовательности, позволил изучить историю православных библиотек с учетом изменяющихся конкретно-исторических условий. Принцип научности предполагает привлечение совокупности общенаучных методов, методов современной исторической науки. Не менее актуальным для исследования стал принцип научной объективности, который предполагает по возможности максимально всестороннюю оценку изучаемой проблемы.

Как общеметодологический принцип в диссертационном исследовании использовался системный подход, позволяющий рассматривать православные библиотеки Кубани как подсистему библиотечной инфраструктуры региона, как элемент православной библиотечной сети России. Важно, что системный анализ как обязательное условие предполагает анализ существующих связей между библиотеками, между органами управления и сетыо библиотек разных уровней. Это, с одной стороны, нашло отражение в ведомственном документообороте, с другой - позволило при анализе сохранившихся источников, рассмотреть источниковую базу исследования как систему.

В ходе исследования использовались качественные и количественные методы; при анализе динамики формирования фондов православных библиотек - статистические, при изучении круга читательских интересов кубанского духовенства - метод контент-анализа.

Значительную роль в формировании методологии сыграли труды по истории РПЦ (И.К. Смолич, Н. Тальберг), источниковедению (И.Д. Коваль-ченко, Б.Г. Литвак, М. Румянцева), по истории книжного и библиотечного дела (К.И. Абрамов, А.Н. Ванеев, С.П. Луппов, Н.С. Карташов, P.C. Мотульский, Ю.Н. Столяров, С.П. Фунтикова, В.И. Харламов), по истории Кубани (П.П. Короленко, И.Д. Попко, Ф.А. Щербина, В.Н. Ра-тушняк, Б.А. Трехбратов, В.И. Лях).

Научная новизна. Впервые проведено комплексное исследование истории православных библиотек на Кубани, их инфраструктуры и основных направлений деятельности. Для анализа привлечен большой круг архивных источников, многие из которых впервые вводятся в научный

оборот. Представленное в работе системное обобщение позволит заполнить существующие на настоящий момент лакуны в истории регионального библиотечного дела и истории РПЦ на Кубани. Кроме того, в исследовании сделана попытка рассмотрения источниковедческой базы изучения истории православных библиотек как системы, использовать при ее анализе системный подход.

Положения, выносимые на защиту:

1. Особенности исторических процессов, характеризующих социально-экономическое развитие Кубани, обстоятельства Кавказской войны, характер колонизации региона, полиэтничность и многоконфессиональ-ность населения непосредственно повлияли на характер формирования инфраструктуры православных библиотек региона, на формирование их фондов (тематика, объем), территориальное размещение, основные направления деятельности.

2. В силу позднего заселения Кубани, практически полного отсутствия в регионе в первой половине XIX века светских библиотек именно православные библиотеки положили начало формированию библиотечной сети, формированию регионального книжного фонда. Деятельность православных библиотек (церковных, монастырских, духовных училищ) стала основой формирования книжной культуры края, во многом определила характер развития образования. Вплоть до середины XIX века православная книга в книжном фонде Кубани занимала доминирующее (и по количественным и по содержательным характеристикам) место.

3. Социально-экономические условия региона (преимущественно аграрное развитие, преобладание в структуре населения сельских жителей, поселенческие особенности, отсутствие в станицах и сельских поселениях общественных и публичных библиотек) позволили православным (церковным, церковно-приходским, при церковно-приходских училищах) библиотекам во второй половине XIX - начале XX столетия сохранить ведущие позиции в области библиотечного строительства, обслуживания населения книгами, формирования круга читательских интересов.

4. Системное рассмотрение источниковой базы изучения истории православных библиотек позволяет утверждать, что корпус сохранившихся в региональных архивах (исторические архивы субъектов федерации, архивы городов, где располагались епархиальные кафедральные центры) делопроизводственных документов, репрезентативно и сравнительно полно отражает историю формирования инфраструктуры православных библиотек региона (епархии), их функции, фонды, основные направления деятельности.

5. Опыт проведенного диссертационного исследования, алгоритм источниковедческих разысканий могут быть иснользованы при реконструкции истории православных библиотек в других регионах, поскольку характер епархиальиого делопроизводства (законодательные и регламентирующие документы Св. Синода) и структура епархиальных учреждений были практически едиными для всей провинциальной России.

Теоретическая значимость исследовании заключается в воссоздании истории наименее изученного вида библиотек на Кубани - православных, в использовании системного подхода к корпусу исторических источников, которые позволяют реконструировать историю православных библиотек региона.

Практическая значимость исследования. Материалы и результаты исследования могут войти в состав учебных курсов и пособий по истории Кубани, истории библиотечного дела, региональной истории Русской православной церкви, а также могут быть использованы в современной практике возрождения православных библиотек.

Апробация работы. Основные положения диссертации изложены в 13 публикациях автора, докладывались на конференциях: «Интеграция науки и высшего образования в социально-культурной сфере» (Геленджик, 2004), «Библиотека в истории и культуре региона» (Майкоп, 2005), «Седьмые Кайгородовские чтения» (Краснодар, 2007), «Книга и библиотеки в культурно-историческом контексте региона» (Майкоп, 2009), «Исследования истории книжного дела Юга России: историографический и источниковедческий аспект» (Ростов-на-Дону, 2009), «Библиотека в контексте истории» (Москва, 2009), «Федор Андреевич Щербина, казачество и народы Северного Кавказа: история и современность» (Краснодар, 2009), «История книжного дела Юга России: методы, источники, опыт локальных исследований» (Ростов-на-Дону, 2010).

Структура диссертации определена ее целями и задачами. Она включает в себя введение, три главы, заключение, список использованной литературы и архивных источников.

Основное содержание работы

Во «Введении» обоснована актуальность темы исследования, раскрыта степень ее изученности; определены объект, предмет, цель и задачи, хронологические и территориальные рамки; дана характеристика источниковой базы; показаны теоретическая и практическая значимость работы, ее новизна; сформулированы положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Становление сети православных библиотек Кубани» состоит из шести параграфов, каждый из которых раскрывает основные этапы истории организации и деятельности одного из видов пра-

вославных библиотек. Вторая глава (три параграфа) построена по тому же принципу, она является продолжением первой, в нее выделена история возникновения и деятельности библиотек православных учебных заведений.

Инфраструктура православных библиотек Кубани сформировалась в XIX веке, когда государственная политика активно вмешивалась в церковную жизнь, а организация, типология, функции православных библиотек отражали характер правительственных реформ в церковной жизни и народном образовании, были обусловлены едиными механизмами их финансирования, комплектования, контроля за фондами, регламентации деятельности. Заданные типо-видовые характеристики православных библиотек являлись едиными для всей России.

Сразу следует отметить, что анализируя возникновение инфраструктуры православных библиотек на Кубани, мы не касались дискуссий о «типо-видовой» классификации библиотек, о характере их функций. Эти продолжающиеся споры во многом носят теоретический характер, большое внимание уделяют поискам и формулировкам дефиниций. Одновременно Ю.Н. Столяров указывает, что «всякие попытки построить некую универсальную полную, годную на все случаи жизни классификацию библиотек бесперспективны». Его оппонент по полемике Н.С. Карташов отмечает, что границы (различия) между <классификационным и типологическим подходом> «в значительной мере условны и их применение <...> в определенных областях знания в большей мере зависит от исторических традиций» и, хочется добавить, - от характера и концептуальности конкретных исследований. Функции православных библиотек (без их анализа невозможно было бы реконструировать инфраструктуру) были сформулированы в документах регламентирующих их деятельность, во много совпадали с целями, задачами, направлениями работы, которые общество (в нашем случае, православная церковь) диктовало библиотеке. Учредители и само историческое время периодически предопределяли изменение или расширение функций, формулировку новых целей. Это естественно, таково качество исторической динамики.

В диссертационном исследовании мы ставили целью отразить исторически сложившуюся практику православной церкви в организации библиотек, характер организационно-управленческих условий (ограничений), которые регламентировали их деятельность, функции, которые на разные виды православных библиотек возлагали учредители. Нам представилось важным выделить основные (на наш взгляд системообразующие, формирующие инфраструктуру) функции: 1) обеспечение профессиональной деятельности (проведение богослужений, отправление религиозных треб для населения, миссионерская, просветительская работа); 2) профессиональная подготовка духовенства; 3) организация библиотек,

призванных помогать в духовно-нравственном воспитании, в начальном обучении населения, в повышении грамотности взрослого населения средствами внешкольного образования.

В первом параграфе 1 главы рассматриваются «Церковные библиотеки». Именно они возникли на Кубани первыми, были самым распространенным видом православных библиотек и положили начало формированию библиотечной сети и книжного фонда Кубани в целом. К 1799 году были отстроены 16 церквей, продолжалось строительство еще девяти. Открытие храмов, проведение церковной службы не могло обходиться без книги. Главной задачей церковных библиотек (книжных собраний) в те времена было обеспечение священников книгами для проведения богослужения.

Книг в крае хронически не хватало. Небольшое количество самых необходимых книг привезли назначенные в войско священнослужители, церковные книги были у переселившихся казаков. Документы свидетельствуют, что эти книги с радостью дарились, передавались в открывающиеся церкви и монастыри. В начале церковного строительства библиотеки получали духовную литературу из Феодосийской и Екатеринослав-ской епархий, впоследствии из Москвы, Санкт-Петербурга, Киева. Со второй половины XIX века в комплектовании церковных библиотек участвовали создаваемые па Кавказе религиозные общества, организованные при соборах и братствах книжные склады.

Строгий отбор изданий, узкий круг поставщиков предполагал создание однотипных библиотек, приблизительно равных по величине фонда. Но библиотеки складывались разные, особенно по количественным характеристикам. Как правило, приход должен был сам заботиться о пополнении церковной библиотеки, но далеко не у всех приходов имелись достаточные для этого средства. Благочинные нередко указывали на отсутствие необходимых книг и периодических изданий в церковных библиотеках своего округа.

Совершая инспекционные поездки по епархии, правящие архиереи, благочинные обязательно обращали внимание на состояние церковных библиотек. В их годовых отчетах приводилась информации: : при всех ли церквах имеются, каков состав фондов, сколько средств истрачено на приобретение книг и периодических изданий, что особо пользуется спросом у читателей.

Со временем большая часть церковных библиотек стала доступна и населению. В целом вопрос выдачи книг из церковных библиотек каждый приход решал на свое усмотрение. Иногда в приобретении литературы помогало войсковое правление Кубанского казачьего войска, но с условием, «чтобы выписываемое давали для чтения и прихожанам».

О составе и величине книжных собраний свидетельствуют описи приходских книгохранилищ. В 1884 г. благочинным было предписано высылать в духовную консисторию копии библиотечных описей по каждой подведомственной им церкви. Описи были оформлены в виде таблицы, где указывался порядковый номер книги, ее полное название и количество экземпляров. В конце списка приводился перечень получаемых журналов.

С годами фонды библиотек увеличивались, становились тематически все более универсальными. Они не только обеспечивали священнослужителей книгами для их профессиональной деятельности, но и помогали духовенству повышать свой образовательный уровень. Согласно ««Справочнику по Ставропольской епархии», составленному священником Н.Т. Михайловым, в 1904 г. на Кубани было 245 церковных библиотек. Их можно считать первым звеном в формировании инфраструктуры православных библиотек на Кубани.

Во втором параграфе исследуются «Монастырские библиотеки», книжные собрания которых на территории Кубани начинали складываться одновременно с церковными в самом конце XVIII века. Уже через два года после переселения черноморцев на Кубань встал вопрос об основании Екатерино-Лебяжской Свято-Николаевской общежительной мужской пустыни. В ее стенах и сформировалась первая на Кубани монастырская библиотека, в основу которой легла привезенная на Кубань богатейшая книжная коллекция старинного Спасо-Преображенского Киево-Межигорского монастыря.

Сохранившиеся описи книг библиотеки Киево-Межигорского монастыря позволяют частично представить состав библиотеки. Среди авторов мы встречаем имена святителя Димитрия Ростовского (Туптало), патриарха Иоакима (Савелова), Симеона Полоцкого, Феофана Прокоповича, Антиоха Кантемира, многих украинских и белорусских литературных, церковных деятелей (Иннокентий Гизеля, Антоний Радивиловский, Иоанн Максимович, Кирилл Трапквиллион (Ставровецкий), Стефан Яворский, Леонтий Карпович, Лазарь Баранович, Иоанникий Галятовс-кий). Издательская география гоже достаточно широкая: более всего книг украинской печати, но есть издания московских и петербургских типографий, а также по нескольку книг, напечатанных в типографиях Троиц-ко-Ильинского (Чернигов) и Общежительного (Кутеино) монастырей, в типографиях Виленского, Богоявленского, Львовского православных братств, в типографиях Рахманова, Унева, Почаева. Эти книги составили ядро библиотеки Екатерино-Лебяжской пустыни. Важно подчеркнуть, что привезенная из Межигорья коллекция включала редчайшие памятники кириллической книжности, сегодня им принадлежит центральное место в коллекции книжных памятников, хранящихся на Кубани.

В дальнейшем на формировании фонда библиотеки сказалось и то, что монастырь в первые годы заселения края готовил будущих священнослужителей, здесь казаки постигали азы пастырского служения. Это требовало наличия в фонде соответствующей литературы.

На сегодняшний день информация о библиотеках других монастырей на Кубани скупа и отрывочна, чему есть «источниковедческие обоснования». Как мы уже говорили, открытие, комплектование фондов, финансирование церковных и благочиннических библиотек, библиотек православных учебных заведений жестко регламентировались документами Св. Синода и Училищного комитета. Соответственно и документы об этих библиотеках отложились в епархиальном делопроизводстве. Материалы о монастырских библиотеках встречаются в документах намного реже. В исторических очерках о кубанских монастырях библиотеки упоминаются вскользь. Каталоги не встречаются вообще. Документация свидетельствует о том, что большая часть книг поступала через Духовную консисторию, что монастыри выписывали литературу из книжного склада Ставропольского Андреевско-Владимирского братства. Была обязательная подписка на синодальные и епархиальные периодические издания. Пополнялись фонды и книжными дарами.

Тот факт, что при многих монастырях (Марие-Магдалинская женская пустынь, Михайло-Афонская Закубанская мужская общежительная пустынь и др.) были школы, неизбежно предполагает наличие в их библиотеках учебников, методических пособий, книг для внеклассного чтения.

Особую заботу в монастырях проявляли о сохранности книг, их реставрации. В Михайло-Афонской-Закубанской мужской общежительной пустыни работала переплетная мастерская. Некоторые исследователи высказывают предположения, что в Екатерино-Лебяжской пустыни книги даже писали. Нам это предположение представляется гипотетическим. Дописывать книги могли, использовать в реставрации труд переписчика, безусловно, могли тоже; но заниматься перепиской книг — функционально едва ли. Другое дело, можно утверждать, что в фондах библиотеки Екатерино-Лебяжской пустыни были книги и рукописные. Свидетельствовал о наличии рукописных книг в библиотеке монастыря архимандрит Самуил. Остается только посокрушаться, что рукописные книги из библиотеки Киево-Межигорского монастыря на Кубани либо погибли, либо еще не найдены. Вообще монастыри, активно занимавшиеся миссионерской работой, в фондах своих библиотек собирали образцы старообрядческих, раскольничьих и сектантских изданий, памятники древнерусской книжной культуры XVII века.

К началу XX века в Кубанской области действовало 10 обителей: 6 мужских и 4 женских монастыря. Расширение географии кубанских монастырей не только влияло на формирование в крае фонда православной книги, становление инфраструктуры православных библиотек, но сказывалось и на формировании в регионе корпуса памятников кириллической письменности.

Третий параграф посвящен организации и появлению в крае «Благочиннических библиотек». Понимая, что многим приходам на церковные средства довольно трудно сформировать вполне достаточную церковную библиотеку, располагающую необходимыми духовными книгами и периодическими изданиями епископ Кавказский и Екатериподар-ский Феофилакт в 1869 г. обратился к лицам духовного звания с рекомендацией заводить особые библиотеки в благочиннических округах за счет собственных средств или пожертвований.

Наличие благочиннических библиотек рассматривалось епархиальным начальством не только как одно из обязательных условий для проведения внебогослужебных собеседований, миссионерской и просветительской работы с населением, но и как источник постоянного самообразования духовенства. Ведь, как мы уже указывали, по своим более чем скромным средствам не все священники имели возможность приобретать литературу в свои личные библиотеки. К тому же не во всех приходах были церковные библиотеки, кроме того, многие существующие библиотеки располагали недостаточными фондами.

Массовое открытие благочиннических библиотек началось после съезда духовенства Ставропольской епархии, который 27 ноября 1887 г. постановил: «Для того чтобы каждому священнику была дана возможность познакомиться во всех подробностях с историей и учением раскольников и сектантов и с полемической литературой против раскола и сектантства, необходимо открыть в каждом благочинии окружные библиотеки, в которых, кроме книг и брошюр религиозно-нравственного содержания, должны иметься, по возможности, все издания, уважаемые раскольниками. А также все полемические издания против раскола и сектантства».

Представляя в Св. Синод годовой отчет, епископ Ставропольский и Екатеринодарский Агафодор указывал, что на территории Кубанской области в 1893 г. было 12 благочиннических библиотек и все они содержались на средства духовенства. В 1904 г. на Кубани функционировало 15 благочиннических библиотек.

В четвертом параграфе мы рассматриваем «Церковно-приходские библиотеки». Вторая половина XIX века (с 1860-х гг.) была отмечена оживлением церковно-приходской жизни. Под влиянием государственных

реформ и изменений в общественной и культурной жизни церковь, помимо основной - литургической, активизировала свою социально-культурную и образовательную деятельность. Духовенство сотрудничало с просветительскими обществами в работе над повышением грамотности населения средствами внешкольного образования, организацией досуга, отвлекающего от пагубных привычек. В этом неоценимую помощь пастырю оказывали церковно-приходские библиотеки, которые открывались при церквях. Их характеризовали универсальность фонда, доступность для всех слоев населения. Рекомендуемая для этих библиотек структура фонда включала следующие разделы: 1) Жития Святых, 2) Священное Писание, 3) История Церкви, 4) Раскол и сектантство, 5) Проповеди и поучения, 6) Религиозно-нравственный, 7) Литературный, 8) Сельскохозяйственный и медицинский, 9) Исторический, 10) Географический.

Церковно-приходские библиотеки обычно размещались в церковных сторожках, в зданиях церковно-приходских школ, некоторые приходы строили для них отдельные помещения. Так, причт станицы Крыловской в 1907 г. возвел большое здание для церковно-приходской библиотеки и народной читальни при ней, израсходовав на это 3 тыс. руб. из церковных сумм. В тех приходах, где позволяли финансовые средства, священнослужители открывали и церковную и церковно-приходскую библиотеки.

В большинстве случаев за работу церковно-приходской библиотеки отвечал кто-нибудь из священно- или церковнослужителей, каждый приход самостоятельно определял размер полагающегося им вознаграждения (от 25 до 35 руб. в год).

Пятый параграф раскрывает деятельность «Библиотеки-читальни Екатерннодарского Александро-Невского религиозно-просветительного братства». Интерес к старинному институту Русской православной Церкви - православным братствам стал возрождаться в обществе со второй половины XIX века. Кубанская область не была в этом смысле исключением. 13 марта 1894 г. состоялось первое заседание Совета Александро-Невского братства, открытого при Екатеринодарском Александро-Невском соборе. С первого дня при братстве существовала библиотека-читальня, основой фонда которой явился дар журналиста, общественного деятеля (выходца из духовенства) Владимира Васильевича Скидана. Городская дума материально поддерживала работу библиотеки, выделяя пособие (1000 руб.).

В целом библиотека была ориентирована на формирование универсального книжного фонда, на доступность самому широкому кругу читателей. Помимо богослужебной, богословской литературы и духовных журналов здесь были и светские издания. В читальню выписывалась

периодика (до 60 названий). Поступали и пожертвования частных лиц. Так, директор народных училищ Кубанской области Н.Ф. Блюдов завещал читальне часть своей огромной библиотеки.

Будучи по времени открытия одной из первых в городе, библиотека братства, хотя и не могла по своим финансовым возможностям равняться с другими, постоянно стремилась количественно и качественно улучшать свой фонд, ежегодно приобретая новые книги, выписывая газеты и журналы. Пополнялась она и за счет литературы, собираемой посредством специально установленных на улице Красной ящиков, куда желающие опускали прочитанные книги и газеты. Уже к 1901 г. книжный фонд библиотеки составлял 4160 томов. Были у библиотеки-читальни и годы процветания, и трудные времена. Постепенно увеличивая свой фонд, она становилась все более популярной среди екатеринодарской публики.

Открыта библиотека была ежедневно с 9 до 20 ч., в воскресные и праздничные дни с 11 до 20 ч. Литература выдавалась читателям («подписчикам») бесплатно, лишь в некоторых случаях взимался незначительный залог для обеспечения сохранности книги. Находясь в центре города, библиотека привлекала к себе читателей, их число росло с каждым годом. В 1897 г. постоянных подписчиков было 960. Ежедневно читальню посещало от 30 до 70 чел. Охотно приходили дети - самый благодарный, наиболее подверженный воспитательному воздействию печатным словом контингент. Это заставляло библиотеку обращать особое внимание на отдел детской литературы, ежегодно выписывать большое количество детских журналов.

Библиотека изучала своего читателя. Взрослые, судя по отчетам, брали преимущественно Жития святых и описания святых мест, книги исторического содержания, рассказы о путешествиях. Учащимся средних учебных заведений в основном требовались сочинения русских писателей и учебники, а младшим (из начальной школы) - Жития святых и детское чтение.

Шестой параграф - «Личные библиотеки кубанского духовенства» - наиболее сложный, с точки зрения исследования. В первую очередь, это объясняется тем, что делопроизводственные источники (их сохранилось больше всего) о личных библиотеках рассказывают очень скупо, источников же личного происхождения осталось мало. Они рассредоточены в разных коллекциях и фондах, разыскать их сложно, еще сложнее систематизировать и интерпретировать имеющуюся в них информацию.

Собирать личную библиотеку в начале XIX века на Кубани было дорогим и сложным занятием: нужные книги было достать трудно, при-

ходилось выписывать из других городов, платя большие деньги не только за само издание, но и за пересылку.

Процесс формирования личных библиотек у будущих священников начинался еще в стенах учебных заведений. Руководство училищами, семинариями, считая книгу лучшим подарком для будущих духовных пастырей, вручало их в награду за хорошую успеваемость, примерное поведение. К концу обучения начальство семинарии рекомендовало иметь в личных библиотеках книги, необходимые в дальнейшей профессиональной деятельности.

Во второй половине XIX века личная библиотека священника становится залогом успешной пастырской и просветительской работы среди прихожан. Присутствие в ней только духовной литературы уже не отвечало требованиям времени: духовный пастырь был и учителем, а зачастую и лекарем, заботившимся о «народном здравии»; требовались книги и периодические издания светского содержания. Активное участие духовенства в работе научно-краеведческих организаций, церковноархеологического общества, сопровождалось собиранием краеведческой и исторической литературы. Среди личных библиотек, судя по косвенным свидетельствам, были и большие. Протоиерей, епархиальный миссионер Симеон Никольский украсил свою библиотеку личным экслибрисом «Священник Симеон Иаковлевич Никольский». Традицией было дарение книг из личных собраний духовенства в церковные, монастырские библиотеки, в библиотеки учебных заведений.

Свидетельств о конкретных личных библиотеках очень мало. Первая личная библиотека (о которой сохранились свидетельства) - это библиотека кубанского просветителя протоиерея Кирилла Васильевича Российского. Документы, свидетельствующие о его сотрудничестве с журналами, переписка с русским статистиком и библиографом П.И. Kenne-ном, редактором «Отечественных записок» П.П. Свиньиным, рассказывают о книгах, с которыми он работал, которые присылали на его адрес в Черноморию. По словам Б.М. Городецкого, «по распоряжению Министерства народного просвещения, ему на отзыв слали все сочинения, касающиеся Черноморского края».

По воспоминаниям Ф.А. Щербины, у его отца, священника станицы Новодеревянковской Андрея Щербины, была довольно большая личная библиотека. Он начал собирать ее еще семинаристом и любил просиживать за книгами целыми ночами.

Отдельный интерес представляют библиотеки и круг чтения детей кубанского духовенства. В большой библиотеке И.Д. Попко был выделен раздел «Богословие». По дневнику смотрителя Екатериподарского духовного училища В.Ф. Золотаренко можно судить о круге его читатель-

ских интересов: кроме духовной литературы, мы видим русскую поэзию, русскую и зарубежную беллетристику, философию, историю, педагогику.

Важно подчеркнуть, что личные библиотеки были необходимы кубанскому духовенству не только как инструмент профессиональной деятельности. Их анализ позволяет оценить роль духовенства в гражданской истории края, в истории региональной культуры и науки.

Вторая глава «Библиотеки учебных заведений духовного ведомства» состоит из трех параграфов. В первом параграфе нами исследуется «Библиотека Екатерннодарского духовного училища». Открытое 20 октября 1818 г. при активном содействии протоиерея К.В. Российского, училище уже в первые годы своего существования первостепенное значение придавало созданию библиотеки, без которой была бы немыслима подготовка священнослужителей, способных стать истинными руководителями нравственной и религиозной жизни населения.

Училищная библиотека подразделялась на фундаментальную и ученическую. Фундаментальная библиотека состояла из трех отделов: первый заключал в себе книги разного содержания, второй - учебные пособия, третий - периодические издания. Ученическая состояла из: а) библиотеки для бесплатной раздачи книг; б) продажной библиотеки; в) библиотеки для чтения.

Средства на содержание и пополнение библиотеки выделялись из епархиальных денег и пожертвований духовенства. Вопросы приобретения книг и периодических изданий решались на заседаниях правления училища.

Комплектовалась библиотека разными путями и способами. Кавказская духовная семинария присылала духовную и учебную литературу. Много лет училище сотрудничало с книжным магазином И.И. Глазунова в Санкт-Петербурге. Списки полученных изданий дают представление о фонде библиотеки, который по своему составу являлся универсальным. Помимо учебных пособий здесь были представлены книги по географии, природоведению, биологии, отечественной и всемирной истории, беллетристика и т.д. Значительное место занимали периодические издания. В отдельные годы библиотека получала их более 30 наименований, среди которых, помимо духовных, были: «Вестник воспитания», «Всемирный путешественник», «Журнал учителей», «Исторический вестник», «По морю и суше», «Природа и люди», «Русская старина», «Русский архив», «Русский вестник», «Семья и школа» и др.

Согласно «Правилам о порядке в занятиях и образе жизни учеников Екатерннодарского духовного училища», чтение должно было быть главным занятием учеников после учебы. Для лучшего усвоения прочитанного учащиеся записывали краткое содержание книги в специально

заведенные для этого тетради, которые просматривались преподавателем при каждой новой выдаче. По подсчетам наставников, учащиеся прочитывали в среднем от 8 до 13 книг в год.

Второй параграф посвящен анализу деятельности «Библиотек цсрковно-прнходских школ», которые, при практическом отсутствии общественных библиотек в сельской местности, служили чагами православного просвещения для большинства взрослого населения. Основной целью библиотек церковно-приходских школ было религиозно-нравственное просвещение прихожан. Для этого нужно было решить следующие задачи - сформировать универсальный книжный фонд; сделать его доступным для всех слоев населения.

Массовое открытие церковно-приходских школ и школ грамоты на Кубани началось в 80-90-е гг XIX в. и этот процесс проходил довольно активно. Если в 1884/1885 учебном году их насчитывалось всего 20, то в 1899/1900 - уже более 200. Для контроля за деятельностью церковноприходских школ и руководства ими 19 января 1885 г. при Св. Синоде был создан Училищный совет. В его компетенцию входил выбор, составление и издание книг для школьных библиотек. Непосредственное управление и заведывание церковно-школьными делами в Ставропольской епархии осуществлял епархиальный Училищный совет.

К 1910/1911 учебному году в каждой церковно-приходской школе имелась библиотека: учительская (содержащая методические руководства, учебные пособия, педагогические журналы и книги общеобразовательного характера); ученическая (состоящая из книг для внеклассного чтения); продажная (учебники, учебные пособия и письменные принадлежности).

Согласно §8 «Правил о церковно-приходских школах», преподавание в них велось только по учебникам, учебным пособиям, рекомендованным Св. Синодом (централизованное систематическое снабжение литературой осуществляли книжные склады при синодальном и епархиальном Училищных советах, при Майкопском, Баталпашинском, Екате-ринодарском, Ейском и Александровском отделениях епархиального совета). Средства на комплектование библиотек поступали из разных источников: Св. Синода, епархиального управления, церквей, сельских обществ, школьных сумм, пожертвований частных лиц.

Образовательная миссия школьных библиотек не ограничивалась только обеспечением учебного процесса. С 1889 г. в Ставропольской епархии начали организовываться (на базе церковно-приходских школ) библиотеки для внеклассного чтения учащихся. В школьные библиотеки был открыт доступ взрослому населению, дети могли брать книги домой, читать их своим родным и близким. Инициатива духовенства по их

созданию находила полную поддержку и одобрение со стороны не только епархиального, но и гражданского руководства.

Третий параграф посвящен истории формирования «Библиотеки Екатеринодарского епархиального женского училища». Христианский взгляд на роль женщины в семье и обществе во многом определил отношение кубанского духовенства к вопросу о женском образовании. Воспитание и образование в училище строилось на основах православной веры - с тем, чтобы девушки могли стать «добрыми матерями и опытными хозяйками, быть достойными супругами священнослужителей».

Епархиальное женское училище в Екатеринодаре открылось 18 сентября 1896 г. Для народного образования роль такого рода учебных заведений определялась еще и тем, что они не были исключительно сословными - туда принимали не только дочерей священников. Учебные программы епархиальных училищ, рассчитанные на шесть лет, соответствовали программам женских училищ Министерства народного просвещения. Кроме общеобразовательной, воспитанницы получали и педагогическую подготовку: дополнительный 7-й педагогический класс давал «епархиалкам» право учительствовать в церковно-приходских школах и других учебных заведениях.

Были разработаны и утверждены документы, регламентирующие работу библиотеки: «Правила о порядке хранения и выдачи книг и учебных пособий», «Правила для внеклассного чтения книг». Ее фонд был поделен на фундаментальную, ученическую, учебную и музыкальную библиотеки. В библиотеке имелись хронологический и систематический каталоги, велась «Книга для записи выдаваемых книг».

Учебники были распределены по классам, книги для чтения выдавались через воспитательниц. По предложению инспектора классов учащиеся, под наблюдением училищного персонала, вносили в особые тетради краткое содержание прочитанных книг и периодических изданий, с выпиской наиболее интересных мыслей и выражений.

Комплектовалась библиотека на епархиальные средства и за счет частных пожертвований. Ежегодно в среднем выписывалось 27 периодических изданий. В фонде была литература для внеклассного чтения, которая не ограничивалась только религиозно-нравственной тематикой. Из периодических изданий, поступивших в фундаментальную библиотеку за восемь учебных лет, церковные составляли около 30% общего числа выписанных (в ученической библиотеке и того меньше - 23%). В 1908 г. общий фонд составлял 10 174 книги (без периодики), из них 14,2% фонд фундаментальной библиотеки, 17,5% - ученической, 66,3% - учебной, 2% - музыкальной.

Обязательным в ежегодном отчете о состоянии училища был раздел о работе библиотеки: количество книг в каждой из библиотек на начало и конец учебного года, перечень выписываемых периодических изданий, непременно указывались фамилии дарителей книг.

Третья глава называется «Источники изучения истории православных библиотек на Кубани». В первом из ее трех параграфов проанализированы «Делопроизводственные документы духовных учреждений как источник но истории формирования и функционирования православных библиотек на Кубани». В XIX веке наряду с документацией центральных органов управления функционировала система делопроизводства на уровне епархий, благочиннических округов и приходов. Усиление надзорных функций духовной власти влекло за собой увеличение потока документов. Пожалуй, самую важную и многочисленную их группу представляли собой разного рода отчеты. Составляемая ежегодно, эта документация практически всегда содержала сведения о библиотеках, что позволяет установить год и место открытия, определить количество, тематический состав и динамику изменения книжных фондов, выяснить источники материальных средств.

Еще одна группа делопроизводственных документов «документы внутренние» (протоколы, журналы заседаний). Наиболее представительно эти документы сохранились в фондах Екатеринодарского духовного и Екатеринодарского епархиального женского училищ. Фиксируя обсуждение и решение самых различных вопросов административной, хозяйственной, учебной деятельности училища, они содержат информацию и о библиотеках. Журналы заседаний правления училища дают представление об организационной структуре библиотек, составе книжного фонда. Протоколы заседаний съездов депутатов фиксировали в основном решение финансовых и организационных вопросов работы библиотеки духовного училища.

Источники делопроизводственного происхождения, в первую очередь, позволяют получить представление о формировании инфраструктуры библиотечной сети, о взаимоотношениях библиотеки и власти, в случае хорошей сохранности (за определенный хронологический период) позволяют построить динамические количественные ряды таких показателей, как фонд, количество читателей, книговыдача.

Во втором параграфе нами рассмотрена «Информация о православных библиотеках на страницах «Кавказских (Ставропольских) епархиальных ведомостей». Характер источниковедческого использования епархиальных ведомостей предполагает, по крайней мере, два аспекта рассмотрения: 1) источниковедческие возможности использования публи-

каций епархиальных ведомостей для реконструкции истории православных библиотек и 2) источниковедческие возможности использования указателей содержания епархиальных ведомостей для тех же целей.

С 1843 до 1916 года религиозная жизнь Кубани проходила под управлением Ставропольской кафедры. Такая подчиненность привела к тому, что на страницах «Кавказских (Ставропольских) епархиальных ведомостей» обязательное отражение находила и церковная жизнь Кубанской области, в том числе материалы о православных библиотеках.

Ведомости состояли из двух частей: официальной и неофициальной. Структура издания предопределяла характер публикаций и возможности их источниковедческого использования. В официальном отделе публиковались указы и распоряжения Св. Синода, регламентирующие документы, рекомендации епархиальной власти об открытии библиотек, о выписке отдельных книг и периодических изданий, разрешения приходам расходовать определенные суммы на устройство церковных библиотек, слова благодарности в адрес священнослужителей и мирян за пожертвованные ими книги. В рубрике «От Учебного Комитета при Св. Синоде» регулярно публиковались списки литературы, допущенной в православные библиотеки. Кроме того, Ведомости публиковали перечни изданий, подлежащих изъятию из «обращения в народе».

В неофициальной части священники делились опытом работы библиотек, размышлениями об их устройстве и формах работы. Постоянный раздел «Библиография» содержал рецензии на книги и журналы, рекомендуемые для чтения, как духовенству, так и мирянам. На страницах ведомостей регулярно публиковалась информация о деятельности религиозно-просветительных братств по открытию народных читален и библиотек, списки литературы, которую можно было приобрести на их книжных складах, объявления о продаже книг православной тематики.

Еще один аспект темы, непосредственно влияющий на возможности источниковедческого использования «Ставропольских епархиальных ведомостей» - это уровень и характер их библиографической разработки, наличие библиографической росписи издания, степень фиксации в указателях публикаций историко-книжной, в том числе, историко-библиотечной тематики. В 1907 г. вышел составленный протоиереем С. Никольским «Указатель статей неофициальной части «Кавказских-Ставрополь-ских епархиальных ведомостей» за тридцатипятилетний период времени их издания. 1873 - 1907 годы». В нем автор выделяет рубрику «Библиографические заметки», уделяет большое внимание изданиям миссионерской тематики, проблемам формирования и контроля за фондами православных библиотек, книжной торговле духовными изданиями.

Анализ историко-библиотечных публикаций в «Кавказских (Ставропольских) епархиальных ведомостях» позволяет говорить о том, что они представляются очень богатым, репрезентативным источником для реконструкции истории православных библиотек на Кубани.

Объектом исследования в третьем параграфе выступают «Документы личного происхождения (дневники, письма, воспоминания) как источник для изучения читательских предпочтений кубанского духовенства, роли книги в повседневной жизни». В отличие от делопроизводственных документов (фиксирующих информацию об инфраструктуре православных библиотек, о характере их комплектования, финансирования, контроля и пр.), документы личного происхождения позволяют вникнуть в процессы формирования культуры чтения и читательских интересов, охарактеризовать эстетические и социальные предпочтения читателей из духовенства. Этот массив источников позволяет достаточно подробно отобразить вклад отдельных деятелей церкви в формирование общественных библиотек. Кроме этого, в документах личного происхождения мы находим материалы о роли православной книги в формировании общественного сознания и гражданских настроений в крае, о влиянии церковных деятелей на становление регионального книжного дела и региональной науки. Такого рода сведения практически отсутствуют в других видах источников.

Источников подобного вида, как мы уже говорили, сохранилось очень мало. Наиболее информативными из выявленных документов следует назвать письма и дневник смотрителя Екатеринодарского приходского училища В.Ф. Золотаренко, письма кубанского историка И.Д. Попко, воспоминания еще одного кубанского историка, общественного деятеля Ф.А. Щербины, инскрипты, дарственные надписи на отдельных книгах, сохранившихся в кубанских и ставропольских библиотеках.

Принципиально важно, что разные по происхождению группы документов содержательно дополняют друг друга, дают возможность глубже понять роль православной книги и библиотеки в истории Кубани. Например, если сравнивать письма В.Ф. Золотаренко и его дневник, то эти два источника дают различную историко-книжную информацию.

Переписка с племянниками (они оба ученики духовного училища и семинарии) дает представление о круге обязательного и внеклассного чтения будущих священнослужителей. И если эти письма полны поучений о пользе книжной мудрости, то в письмах друзьям и посторонним лицам часто встречаются просьбы о присылке книг и благодарности за присылку. В дневнике В.Ф. Золотаренко рассказывает о впечатлениях, которые на него произвели те или иные прочитанные произведения.

В письмах И.Д. Попко ставропольскому духовенству автор часто рассказывает о дарах личных книг в духовные учебные заведения. В воспоминаниях Ф.А. Щербины характеризуется личная библиотека его отца, священника станицы Новодеревянковской Андрея Щербины. В воспоминаниях характеризуется характер чтения и состав библиотеки.

Теоретические аспекты классификации исторических источников -область, разработанная сравнительно подробно (И.Д. Ковальченко,

О.М. Медушевская, Л.Н. Пушкарев). Для нас в исследовании было принципиально важно выделить наиболее информативные виды документов, рассказывающие об истории православных библиотек Кубани, понять насколько полно тематическая группировка информации, заложенной в этих документах, позволяет реконструировать эту историю.

В Заключении подведены итоги исследования, сформулированы выводы. Именно православные библиотеки положили начало формированию библиотечной инфраструктуры Кубани, их деятельность стала основой формирования книжной культуры края.

К концу XIX века на Кубани была создана сложная (по видовым и количественным характеристикам) инфраструктура православных библиотек: церковные, монастырские, благочиннические, церковно-приходские, миссионерские, библиотеки православных учебных заведений и религиозно-просветительских братств, личные. Каждый вид имел свои особенности, выполнял определенные социальные функции, был вписан в вертикальную организационно-управленческую систему, регламентирован законодательно утвержденной системой финансирования, комплектования, контроля. Анализ показывает, что православные библиотеки на Кубани сыграли значительно большую роль (в развитии народного образования, в реализации социальных инициатив правительства, воспитании патриотизма), нежели аналогичные им учреждения в центральной России.

Проведенный в диссертации анализ и изложенные результаты исследования позволяют рассмотреть сохранившуюся источниковую базу изучения истории православных библиотек как сложную систему, позволяют утверждать, что корпус сохранившихся архивных и печатных источников дает возможность репрезентативно воссоздать эту историю не только в целом, но и описать формирование исторической инфраструктуры православных библиотек в регионе, функции отдельных видов православных библиотек, участие духовенства в образовательной, научной, культурной жизни региона.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях автора:

в изданиях, рекомендованных ВАК МО РФ:

1. Финогина, JI. С. Духовная жизнь Кубани на страницах «Кавказских (Ставропольских) епархиальных ведомостей» / Л. С. Финогина // Культурная жизнь Юга России. - 2009. - № 3. - С. 150-151.

2. Финогина, J1. С. Рапорт священномученика М. Лекторского (о работе библиотеки-читальни ст-цы Новотитаровской) / Л. С. Финогина // Культурная жизнь Юга России. - 2007. - № 4. - С. 85-86.

в других изданиях:

3. Финогина, Л. С. Библиотеки церковно-приходских школ Кубан-

ской области (XIX - начало XX в.) / Л. С. Финогина // Среди текстов: сб. ст., поев. 65-летию историка книги и поэта А. И. Слуцкого. - Краснодар, 2006. - С. 166-173. .

4. Финогина, Л. С. Деятельность архиереев Кавказской (Ставропольской) епархии по формированию православной книжной культуры (1843

- 1917) / Л. С. Финогина // Библиотека в контексте истории: материалы 8-й междунар. науч. конф. - М., 2009. - С. 341-349.

5. Финогина, Л. С. Из истории православных библиотек Кубани /' А. И. Слуцкий, Л. С. Финогина // Дело мира и любви: очерки истории и культуры православия. - Краснодар, 2009. - С. 230-240.

6. Финогина, Л. С. Из опыта изучения истории православных библиотек на Кубани (XIX - нач. XX вв.) / JI. С. Финогина // Книжное дело на Северном Кавказе: методы, источники, опыт исследовании: сб. ст. по материалам регион, семинара «Исследования истории книжного дела Юга России: историографический и источниковедческий аспект» / ред.-сост. А. И. Слуцкий. - Краснодар, 2009. - Вып. 5. - С. 98-106.

7. Финогина, Л. С. Источники изучения книжной культуры кубанского духовенства (XIX в.) / А. И. Слуцкий, Л. С. Финогина // Мы нашей истории пишем страницы: материалы ист.-библ. чтений «Книга и библиотеки в культурно-историческом контексте региона» / Нац. б-ка Респ. Адыгея. - Майкоп, 2010. - С. 7-17.

8. Финогина, Л. С. Личные библиотеки кубанского духовенства / Л. С. Финогина // Книжное дело ira Северном Кавказе: история и современность: сб. ст. / ред.- сост. А. И. Слуцкий. - Краснодар, 2007. - Вып.

4. -Ч. 1. - С. 77-85.

9. Финогина, Л. С. Майкопское духовенство и книга: к истории формирования книжного фонда региона (XIX - нач. XX вв.) / Л. С. Финогина // Мы нашей истории пишем страницы: материалы ист.-библ. чтений «Библиотека в истории и культуре региона» / Нац. б-ка Респ. Адыгея. - Майкоп, 2006. - С. 70-75.

10. Финогина, Л. С. Отчеты о состоянии церковно-приходских школ как источник по истории изучения школьных библиотек / Л. С. Финогина // Книжное дело на Северном Кавказе: методы, источники, опыт исследований: сб. ст. по материалам второго межрегион. науч.-пракг. семинара «История книжного дела Юга России: методы, источники, опыт локальных исследований» / ред.-сост. А. И. Слуцкий. - Краснодар, 2010.

- Вып. 6. - С. 108-113.

11. Финогина, Л. С. Письма кубанцев как источник по истории книжного дела региона (письмо В. Ф. Золотаренко) / Л. С. Финогина // Интеграция науки и высшего образования в социально-культурной сфере: сб. науч. тр. - Краснодар, 2004. - Вып. 2. - С. 426-429.

12. Финогина, Л. С. Православные библиотеки на Кубани в XIX -нач. XX вв. / А. И. Слуцкий, Л. С. Финогина // Федор Андреевич Щербина, казачество и народы Северного Кавказа: ист. и современность: к 160-летию со дня рождения Ф. А. Щербины: сб. материалов IX между-нар. науч.-практ. конф. - Краснодар, 2009. - С. 281-293.

13. Финогина, Л. С. Роль духовенства в формировании книжной культуры Кавказской (Ставропольской) епархии (XIX - нач. XX вв.) / Л. С. Финогина // Книжное дело на Северном Кавказе: история и современность: сб. ст. / ред.-сост. А. И. Слуцкий. - Краснодар, 2005. - Вып. 3.

- С. 49-63.

Формат бумаги 60x84 1/16. Гарнитура шрифта «Times New Roman Суг». Тираж 110 экз. Заказ 01-79 Отпечатано с готового оригинал макета ООО “Славянка”

Краснодар, ул. Орджоникидзе, 52

Поделиться с друзьями: