• Богрова Ксения Михайловна
  • 2012
  • 22

Устойчивые сравнения в древнерусском тексте автореферат диссертации для написания диплома, курсовой работы, тема для доклада и реферата

Устойчивые сравнения в древнерусском тексте - темы дипломов, курсовиков, рефератов и докладов Ознакомиться с текстом работы
Специальность ВАК РФ: 10.02.01 — Русский язык
  • Реферун рекомендует следующие темы дипломов:
  • Содержание термина синкретизм
  • Трансформация семантического синкретизма
  • Реферун советует написать курсовую работу на тему:
  • Виды словесных рядов, эксплицирующих эстетическую оценку
  • Развитие словесных рядов эстетической оценки
  • Реферун советует написать реферат на тему:
  • Периферийные корневые группы
  • Синкретичное значение парности
  • Реферун предлагает написать доклад на тему:
  • Типы семантических отношений между структурно-семантическими компонентами парных именований
  • Отношения включения в парных именованиях
  • Частеречное варьирование парных именований
  • Адвербиальные парные именования
  • Способы расположения структурно-семантических компонентов парных именований
Поделиться с друзьями:

Полный текст автореферата диссертации Богрова Ксения Михайловна, 2012, 10.02.01 — Русский язык

005011131

БОГРОВА Ксения Михайловна

На правах рукописи

УСТОЙЧИВЫЕ СРАВНЕНИЯ В ДРЕВНЕРУССКОМ ТЕКСТЕ: СЕМАНТИКА И СТРУКТУРА

специальность 10.02.01 - русский язык

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

- 1 и*.? 2012

Иваново-2012

005011131

Работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Владимирский государственный университет имени Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых»

Научный руководитель - доктор филологических наук, профессор

Пименова Марина Васильевна

Официальные Леденёва Валентина Васильевна

оппоненты: доктор филологических наук, профессор

ГОУ ВПО «Московский государственный областной университет», профессор

Рогоза Наталья Руфовна

кандидат филологических наук, доцент

ФГБОУ ВПО «Ивановский государственный университет»,

доцент

Защита состоится «16» марта 2012 г. в 13.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.062.06 при ФГБОУ ВПО «Ивановский государственный университет» по адресу: 153025, г. Иваново, ул. Ермака, 39, ауд. 459.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Ивановский государственный университет».

Автореферат разослан « /Л £-«-2012 г.

Ученый секретарь ^ ^

диссертационного совета Ф И. Карташкова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Представленная диссертация посвящена анализу семантики и структуры одного из видов минимальных лексико-семантических единиц древнерусского текста - устойчивых сравнений (бЪлый аки снЬгъ, горекъ яко пелынъ, румяно яко червець, зарЪза акы агня непорочно, скакати аки серый волци, просвЬтитися яко злато, нападати акы звЬрье дивии, блистатися акы солнце, стрЪлы аки дождь, сияти яко светило, быти яко звЬзда и т.д.).

Сравнение представляет собой древнейший прием познания окружающей действительности, в основе которого лежит сопоставление двух понятий, явлений, вследствие чего появляется «возможность устанавливать общие свойства, признаки, присущие данным предметам или явлениям» [Кондаков, 1975].

В лингвистике существуют различные подходы к рассмотрению сравнений. Структурно-семантический подход предполагает описание и анализ семантических особенностей сравнительных конструкций и их формальных признаков [Ван Юй-фу, 1958; Голева, 1997; Клименко, 2006; Лекант, 2007; Огольцева, 2007; Окатова, 2002; Павлова, 2007; Пименова, 2007, 2009, 2010; Погорелова, 2004; Черемисина, 2006]. В рамках данного подхода имеются исследования устойчивых сравнений в диалектах [Бойцов, 1986; Волкова, 2004; Кондратенко, 1993], в индивидуально-авторской поэтике художественного текста [Карташова, 2004; Конарева, 2009; Куланина, 2004; Митякова, 2006; Панкратова, 2009]. При функционально-стилистическом подходе сравнение определяется как «стилистический прием, основанный на образной трансформации грамматически оформленного сопоставления» [Одинцов, 1998] и в связи с этим рассматривается как одно из основных образных средств [Ковалев, 1985; Лихачев, 1970, 1979; Плисецкий, 1972]. Кроме того, ряд исследователей проводит сопоставительный анализ сравнения и метафоры в соответствии с точкой зрения на метафору как на «свернутое» / «сжатое» сравнение [Арутюнова, 1979, 1990, 1998, 1999; Блэк, 1990; Дэвидсон, 1990; Карташова, 2004; Москвин, 2007; Скляревская, 2004; Хабарова, 2004; Харченко, 2009]. В современной лингвистике существуют работы, посвященные сопоставительному изучению устойчивых сравнений в родственных и неродственных языках [Алешин, 2011; Воробьева, 2002; Зиновьева, Алешин, 2011; Кузнецова, 1995]. Имеются отдельные исследования, посвященные изучению сравнения в когнитивном аспекте [Вежбицкая, 1990].

Логическая структура сравнения представлена тремя элементами (например, соврем.: он хитрый, как лиса; древнерусск.: столпы ако дугы ('радуги') зарны): элемент А является предметом сравнения (он; столпы) и обозначает объект, свойства которого говорящий / пишущий выясняет путем сопоставления с другим объектом; в свою очередь, второй объект является элементом В в структуре сравнения, представляя собой эталон сравнения (лиса; дугы), признаки, свойства, качества которого выступают основанием сравнения (хитрый; зарны).

В состав устойчивого сравнения входят только два компонента логической формулы сравнения (эталон, основание), а также союз, являющийся семантическим маркером сочетания (хитрый, как лиса-, яко дугы зарны).

В реферируемой работе под устойчивым сравнением понимается сочетание, выполняющее в древнерусском тексте характеризующую функцию и являющееся выраженным посредством сравнительного оборота с союзами яко, ако, аки, акы, якоже лексико-семантическим и грамматическим единством трех и более компонентов, обладающим синкретичным значением признака, которое возникает при сопоставлении двух денотатов, связанных отношениями подобия.

Следует отметить, что анализируемые нами лексико-семантические единицы получают в современной научной литературе различные терминологические наименования: устойчивые сравнения (С.А. Бойцов, Л.А.Лебедева, В.М. Огольцев), сравнительные обороты I конструкции (Н.Г. Михайловская, М.И. Черемисина), колтаративы (В.М. Мокиенко). Мы употребляем относительно широко применяющийся термин устойчивое сравнение, который используется в том числе в современной лексикографической практике (см. словари устойчивых сравнений на современном материале Л.А. Лебедевой, В.М. Огольцева).

Древнерусское устойчивое сравнение отражает одну из главных особенностей русского Средневековья: дуалистичность мировоззрения, основанную на сложившейся в Древней Руси политико-религиозной ситуации, заключающейся в сосуществовании в течение долгого времени христианских и языческих черт. Такое двойственное восприятие действительности порождает синкретизм, под которым мы понимаем «исконное соединение разнородных элементов, существующих продолжительное время на основе нерасчлененности» [Пименова, 2007], что в языке проявляется в виде семантического синкретизма, который «предполагает нерасчлененность идеи-вещи в смысле слова» [Колесов, 2004].

В диахронии лексико-семантический синкретизм древнего слова определяется исследователями как «двойственность субстанций» (слитность предметного и качественного значений) [Потебня, 1968], единство «полярных значений» [Ларин, 1977]; «нерасчлененность древнего значения» [Ковтун, 1971]; сосуществование двух значений в корне [Трубачев, 1976]; слово-синкрета, «представленное как образ и воплощенное в символе (языковом знаке)» [Колесов, 1991]; особая лексико-семантическая категория -синкретсемия (М. Вас. Пименова, 2011).

Актуальность работы обусловлена недостаточной изученностью семантических и структурных особенностей устойчивых сравнений в памятниках древнерусской письменности, а также отсутствием их лексикографического описания.

Целью настоящей работы является выявление особенностей устойчивых сравнений древнерусского текста на основе исследования их структурно-семантической организации.

В соответствии с поставленной целью в ходе диссертационного исследования решается круг конкретных задач, обусловливающих ее достижение:

1) выявить устойчивые сравнения в памятниках древнерусской письменности;

2) определить критерии устойчивости древнерусских сравнений;

3) выделить дифференциальные структурно-семантические признаки устойчивых сравнений на основе сопоставления со смежными видами семантических сближений в диахронии;

4) определить специфику семантики компонентов логической формулы сравнения (предмет - основание - эталон)',

5) построить семантическую типологию древнерусских устойчивых сравнений, основанную на семантике эталонов сравнения;

6) представить структурные схемы древнерусских устойчивых сравнений;

7) рассмотреть лексические и формальные варианты устойчивых сравнений в древнерусском тексте;

8) представить опыт лексикографического описания древнерусских устойчивых сравнений.

Объектом работы являются устойчивые сравнения как один из видов минимальных лексико-семантических единиц древнерусского текста.

Предметом изучения выступает семантика и структура устойчивых сравнений в древнерусском тексте.

Материал исследования. В ходе диссертационного исследования анализу подвергнуто 70 текстов древнерусских письменных памятников. XI-XVI вв. (повести, летописи, поучения, слова, жития, сказания, послания и др., опубликованные в сериях «Памятники литературы Древней Руси», «Библиотека литературы Древней Руси», отражающие особенности народно-литературного и книжно-славянского типов древнерусского языка: «Повесть временных лет», «Галицко-Волынская летопись», «Девгениево деяние», «Слово о полку Игореве», «Сказание о Мамаевом побоище», «Житие Феодосия Печерского», «Житие Сергия Радонежского», «Домострой», «Задонщина», «Слово Даниила Заточника», «Поучение» Владимира Мономаха», «Физиолог», «Хождение Богородицы по мукам» и др.), из которых методом сплошной выборки извлечено 910 контекстов употреблений устойчивых сравнений.

Собранный материал показывает, что устойчивые сравнения не закреплены за текстом определенного типа / жанровой принадлежности и употребляются недифференцированно, что позволяет нам весь донациональный период Х1-ХУ1 вв. рассматривать как процесс развития единого объекта.

Значение устойчивых сравнений определяется с опорой на исторические словари (И.И. Срезневский «Материалы для словаря древнерусского языка», «Словарь древнерусского языка Х1-Х1У вв.», «Словарь русского языка Х1-ХУН вв.», «Фразеологический словарь старославянского языка» под ред. С.Г. Шулежковой), а также на «Этимологический словарь русского языка» М. Фасмера.

Методы исследования. Для осуществления задач исследования используются общенаучные методы (наблюдение, анализ, синтез, индукция, дедукция), а также собственно лингвистические методы системного изучения языка (описательный метод, метод компонентного анализа, контекстуальный анализ).

Методологической основой исследования послужили работы по общему языкознанию (В.И. Кодухов, Ю.С. Степанов), по современной семантике и лексикологии (Н.Д. Арутюнова, Н.М. Девятова, A.A. Зализняк, С.Д. Кацнельсон, О.А.Лапшина, Л.А.Новиков, В.Н. Телия, Н.Т. Тропина, Н.В. Халикова, В.К. Харченко, Д.Н.Шмелев), работы по истории русского литературного языка (М.В.Артамонова, А.И.Горшков, В.В.Иванов, В.В. Колесов, E.H. Лагузова, Б.А. Ларин, К.А. Войлова, В.В. Леденева, О.П. Лопутько), исследования в области исторической стилистики (О.И. Валентинова, A.B. Кореньков, В.В. Колесов, Д.С. Лихачев, Ф. Миклошич, Н.Г. Михайловская, М.М. Плисецкий), научные труды по грамматике (В.В. Бабайцева, В.В. Виноградов, A.M. Пешковский, A.A. Потебня, В.И. Фурашов). В диссертации использованы исследования культуры и ментальности А.Н. Афанасьева, Л.Г. Бойко, В.В. Колесова, Е.М. Марковой, В.П. Руднева, И.П. Смирнова, Р.Х. Хайруллиной, А.Т. Хроленко. Устойчивые сравнения анализируются с опорой на теорию семантического синкретизма, свойственного древним языкам (В.А. Баранов, В.В. Колесов, Н.Г. Николаева, М.Вас. Пименова, К.В. Федорова).

Научная новизна работы определяется следующим:

• определены признаки устойчивости древнего сравнения;

• выявлены сходства и различия устойчивых сравнений и смежных видов семантических сближений в древнерусских памятниках письменности;

• представлена семантическая типология устойчивых сравнений, основанная на семантике эталонов сравнения;

• расклассифицированы признаки, положенные в основание сравнения;

• предложена классификация предметов сравнения, основанная на их распределении по семантическим сферам;

• определены основные структурные схемы устойчивых сравнений в древнерусском тексте.

Теоретическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что оно вносит определенный вклад в разработку общей теории сравнения. Эксплицирующее структурно-семантические особенности устойчивых древнерусских сравнений исследование взаимоотношений категорий подобия, сходства, тождества, сравнения и интегральных / дифференциальных признаков различных видов семантических сближений в диахронии может послужить теоретической базой для дальнейшего изучения древнерусского текста, отражающего древнюю языковую картину мира и смену концептуальных форм русской ментальности. Методика анализа устойчивых сравнений может быть использована при исследовании других устойчивых

сочетаний, являющихся минимальными лексико-семантическими единицами древнего текста. Выявленные параметры лексикографического описания древнерусских устойчивых сравнений могут лечь в основу исторического словаря минимальных единиц древнерусского текста.

Практическая значимость диссертационной работы заключается в том, что ее результаты могут быть использованы в вузовской практике при подготовке курсов «История русского литературного языка», «Историческая грамматика», «Стилистика», «Поэтика», «Филологический анализ текста», при разработке спецкурсов и спецсеминаров, посвященных исторической лексикологии, средневековой культуре и ментальное™. Языковой материал, представленный в Приложении «Устойчивые сравнения в древнерусском тексте», может использоваться при составлении словаря древних устойчивых сравнений.

Соответствие содержания диссертации паспорту специальности.

Диссертационное исследование выполнено в соответствии со следующими пунктами паспорта специальности 10.02.01 - Русский язык: п. 2 - история русского языка; проблема стандартного древнерусского языка; типы текстов, представляющие стандартный древнерусский язык; п. 6 - семантика русского языка; семантика языковых средств, выражающих коммуникативно-прагматическую информацию в предложении; исследования в области русской языковой картины мира.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Устойчивое сравнение в древнерусском тексте выполняет характеризующую функцию и является выраженным посредством сравнительного оборота с союзами яко, ако, аки, акы, якоже лексико-семантическим и грамматическим единством трех и более компонентов, обладающим синкретичным значением признака, которое возникает при сопоставлении двух денотатов, связанных отношениями подобия, и формируется на базе древней языковой картины мира, отражающей мифологическо-синкретичное мышление средневекового человека.

2. Устойчивое сравнение относится к минимальным единицам древнерусского текста и обладает следующими признаками: синкретичным значением, синтагматическим характером проявления отношений между знаками, способностью к объединению в синонимические ряды, особой связью с денотатом.

3. К признакам устойчивости древнего сравнения относятся следующие: 1) воспроизводимость особого рода, основанная на речевом образце и каноне; 2) широкая употребляемость устойчивых сравнений в текстах; 3) предсказуемость, предполагающая устойчивость лексического состава; 4) семантическая неразложимость устойчивого сравнения; 5) синтаксическая разложимость; 6) строгий порядок следования компонентов устойчивого сравнения; 7) контактное расположение членов устойчивого сравнения; 8) регулярность и продуктивность структурно-семантической модели (особой схемы построения устойчивого сравнения, включающей денотативно-понятийные значения предмета и эталона сравнения).

4. Устойчивые сравнения представлены пятью семантическими типами, выделение которых основано на эталоне сравнения: биоморфный, антропоморфный, зооморфный, артефактный, «отвлеченный», которые образуются по трем структурно-семантическим моделям: одушевленное-одушевленное, неодушевленное-одушевленное, неодушевленное-неодушевленное.

5. В качестве основания сравнения выступают эксплицированно или неэксплицированно синкретичные эмпирийные и рациональные признаки, которые могут являться объектными, предикатными и объектно-предикатными.

6. Семантика предметов сравнения распределяется по четырем семантическим сферам: «Человек», «Живые / мифические существа», «Природа», «Абстрактные понятия».

7. Устойчивые сравнения минимальной структуры образуются по следующим структурным схемам: V яко Л^; (N1) яко А',; V яко от / из N2, V яко 0 /по N3, V яко 0 /на /в N4 V яко N5, Vяко в Ы6\ Vяко Ас/]; АсЦ яко А',. Многокомпонентные устойчивые сравнения представлены четырьмя и более элементами. Расширение устойчивых сравнений происходит за счет присоединения признакового слова (имени прилагательного или местоимения); имени существительного в различных предложно-падежных формах; однородных компонентов; причастия с зависимыми словами; предиката.

8. Устойчивые сравнения - устойчивые сочетания, способные к варьированию на разных языковых уровнях, выраженному в изменении лексического состава (расширение синтагмы / замена одного из членов синтагмы); в изменении фонетического облика слова (влияние церковнославянского языка / отражение древнерусских фонетических процессов); в модификации морфемной структуры слова (смена / наличие / отсутствие словообразующих / формообразующих аффиксов); в изменении синтаксической структуры синтагмы (слово / сочетание слов / синтагма с предикатом).

9. Основными параметрами при лексикографическом описании древнерусских устойчивых сравнений следует считать следующие: семантический (толкование устойчивого сравнения), грамматический (фиксация вариантов устойчивых сравнений), количественный (количество употреблений устойчивых сравнений в исследуемых текстах), генетический (происхождение устойчивого сравнения), иллюстративный (демонстрация контекстов с устойчивыми сравнениями), структурно-парадигматический (приведение антонимо-синонимических блоков), «эволюционный» (фиксация устойчивых сравнений в современных словарях).

Апробация работы. Основные положения и результаты диссертации обсуждались на научных конференциях различного уровня: IV Международном конгрессе исследователей русского языка (Москва, 2010); VIII и IX Международных научных конференциях «Языковые категории и единицы: синтагматический аспект» (Владимир, 2009, 2011); X Международной научной конференции молодых ученых «Проблемы языковой картины мира на современном этапе» (Нижний Новгород, 2011); II Всероссийской научной

конференции молодых исследователей, посвященной Дню славянской письменности и культуры (Коломна, 2011). Кроме того, материалы квалификационного сочинения обсуждались на заседаниях кафедры русского языка Владимирского государственного университета имени Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых (2008—2011 гг.).

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы (180 источников), списка сокращений и Приложения. Общий объем работы составил 180 страниц.

При цитировании письменных памятников древнерусской литературы сохраняются графика, орфография, пунктуация изданий и принятые в них сокращения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность и новизна работы, формулируются цели, задачи исследования, определяются объект и предмет, приводятся методы, используемые в работе, излагаются основные положения диссертации, выносимые на защиту, подчеркивается теоретическая и практическая значимость полученных результатов, дается общая характеристика структуры работы.

Глава 1 «Понятие сравнения и проблемы его изучения». В первом разделе представлен теоретический анализ проблемы сравнения как объекта научного познания (пункт 1.1). Рассматриваются основные проблемы изучения устойчивого сравнения на современном этапе, а также в древнерусских памятниках письменности (пункты 1.2, 1.3, 1.4.).

Понятие «сравнение» в широком смысле употребляется для выражения отношений между явлениями, понятиями, языковыми единицами; в узком смысле - для обозначения средства воплощения этих отношений.

Способы выражения сравнительных отношений в современном русском языке представляют собой широкий спектр: от минимальных языковых единиц (морфем) до сложного предложения. Так, на морфемном уровне сравнение выражается посредством включения в лексему части -подобный, -

образный (медведеподобный, медведеобразный)', на морфологическом уровне сравнительные отношения выражены степенями сравнения (выше, более высокий, самый высокий, высочайший); на синтаксическом уровне сравнительные отношения оформляются по-разному: во-первых, сравнительным оборотом (здоровый, как бык), во-вторых, творительным сравнения (дождь льется ручьями), в-третьих, отрицательным сравнением (То не ветер ветку клонит, Не дубравушка шумит - То мое сердечко стонет. Как осенний лист дрожит), в-четвертых, различными типами сложных предложений (Лететь самолетом быстрее, чем ехать поездом; Это дерево такое же большое и ветвистое, как и все другие; Идет сильный дождь, как будто из ведра льет).

В древнерусском тексте наиболее распространенным способом выражения сравнительных отношений является сравнительный оборот,

который вводится союзами аки, акы, яко, якоже: ... в нутрьнЬйши страпЬжъ человЪкъ ядуще и страньствующихъ убиеаху, паче же ядять яко пси (ПВЛ: 32). По словам В.В.Колесова, такие обороты являются типичной формулой сравнения, которое основано на сопоставлении двух предметов / явлений действительности по общему признаку [Колесов, 2002]. Обороты, имеющие в качестве формального показателя сравнительные союзы, обладают синкретичным значением, выраженным узуально закрепленными в языке формами нескольких лексико-грамматически связанных слов [Пименова, 2007], например: нападати яко звЪрие лютии - 'о жестоких врагах', оценивается отрицательно; кровь яко река сильная - 'о большом количестве', оценивается отрицательно; идти яко овча на заколение - 'о смиренном, кротком человеке', оценивается положительно.

Устойчивое сравнение является одним из видов минимальных лексико-семантических единиц древнерусского текста, получивших в научной лингвистической литературе различные терминологические наименования: «формула-синтагма» (В.В. Колесов), «устойчивая формула» (О.П. Лопутько), «традиционное устойчивое словосочетание» (О.В. Творогов), «синкретема» (М.Вас. Пименова) и др.

Устойчивые сравнения, как и прочие минимальные единицы древнерусского текста (постоянные эпитеты, парные именования, этимологические фигуры, описательные глагольно-именные обороты, двандва, триады и другие) характеризуются следующими семантическими признаками: а) синкретичным значением, основанным на метонимии и проявляющимся в нерасчлененности информативного, символического и прагматического значений; б) синтагматическим (линейным) характером проявления отношений между знаками, что предопределяет сочетаемость этих знаков, основанную на законах смыслового согласования, соположения знаков, благодаря наличию в их содержании общих компонентов; в) способностью к объединению в синонимические ряды, что нашло отражение в стиле «плетения словес»; г) особой связью значения с денотатом, предопределяющей особенности семантики минимальных единиц древнего текста.

По своему происхождению устойчивые сравнения древнерусского текста восходят, как правило, к двум источникам: а) к книжно-славянскому (яко земный аггелъ, яко бремя тяжко, аки тать в нощи, акы Христу, яко финиксъ процвЬте)\ б) к народно-литературному (аки орел, акы дождь, яко зайца в тянете, яко борове, яко дюже соколъ). Кроме того, исследователи отмечают, что многие устойчивые сравнения являются одновременно фольклорными и библейскими по происхождению, поскольку с принятием христианства значительная часть языческих представлений была перенесена на лица ветхо- и новозаветных святых. Древний человек, пользуясь словами и оборотами, созданными язычеством, «бессознательно вносил их в область новой христианской культуры» [Афанасьев, 1865/1994]. Так, эталон сравнения лестница в устойчивом сравнении акы лЬствица, възводящиа на высоту

небесную по народным убеждениям, помогает усопшему подняться на небеса. С принятием христианства лестница в семь ступеней становится символом семи небес [Там же].

В ходе исследования были выявлены следующие критерии устойчивости анализируемых единиц: 1) воспроизводимость, основанная на речевом образце и каноне; 2) широкая употребляемость единиц; 3) устойчивость лексического состава, не исключающая варьирования единиц; 4) семантическая неразложимость сочетания, проявляющаяся в древних текстах в виде семантического синкретизма, относящегося к явлениям формально-содержательной асимметрии.

С точки зрения структуры устойчивые сравнения являются грамматически «разложимыми» сочетаниями: в качестве формального показателя выступает сравнительный союз, с помощью которого присоединяется одна лексема (яко огнь), словосочетание (яко пламенный огнь), синтагма с предикатом (аки огнь горит), однако устойчивость обеспечивается контактным расположением компонентов (союз всегда присоединяет эталон сравнения) и строгим порядком следования членов сочетания, предопределенным логической формулой сравнения.

Исследование показало, что признаками устойчивости сравнительных конструкций являются регулярность и продуктивность структурно-семантической модели устойчивых сравнений, под которой мы понимаем схему построения устойчивого сравнения, учитывающую денотативно-понятийное значение предмета сравнения и денотативно-понятийное значение эталона сравнения.

Во втором разделе первой главы сопоставляются устойчивые сравнения и смежные виды семантических сближений. Сопоставление произведено по следующим параметрам: 1) наличие синкретичного значения признака предмета или действия; 2) наличие одного / двух денотатов; 3) характер отношений между компонентами; 4) наличие эксплицитного / имплицитного признака сравнения; 5) семантическая организация анализируемых явлений; 6) устойчивость / неустойчивость на разных языковых уровнях; 7) функция, выполняемая данными единицами; 8) структурная организация анализируемых единиц; 9) раздельнооформленность (единое значение выражено двумя и более единицами).

По признаку наличия двух денотатов устойчивое сравнение сближается с метафорой, метонимией, уподоблением, отрицательным сравнением, в отличие от символа, в котором второй денотат присутствует условно (один денотат замещает другой). Семантика устойчивых сравнений схожа с семантикой постоянного эпитета', устойчивое сравнение обозначает признак предмета, признак действия или признак признака. С символом и метонимией устойчивое сравнение сближается за счет способности данных единиц выражать синкретичное значение. Раздельнооформленность присуща не только устойчивым сравнениям, но и уподоблению, отрицательному сравнению, гипотаксису. По выполняемой характеризующей функции сравнение схоже с метафорой.

Сопоставительный анализ позволил выделить дифференциальные признаки устойчивого сравнения. Во-первых, между компонентами устойчивого сравнения возникают отношения подобия: А подобно В по признаку С (в символе, метафоре, уподоблении, гипотаксисе - отношения тождества; в метонимии - отношения смежности-, в отрицательном сравнении - отношения противопоставления', в степенях сравнения -отношения градации)-, во-вторых, устойчивое сравнение характеризуется наличием эксплицитного / имплицитного признака, выраженного основанием сравнения (бЬлы яко снЬгъ); в-третьих, устойчивое сравнение представляет собой семантически нерасчлененное единство (предмет -эталон - основание); в-четвертых, устойчивое сравнение является в структурном плане многокомпонентной конструкцией (от трех до семи компонентов); в-пятых, для устойчивых сравнений характерна устойчивость на лексико-семантическом уровне.

В Главе 2 «Семантическая и структурная организация устойчивых сравнений» анализируется семантика устойчивых сравнений, представлена классификация типов устойчивых сравнений, основанная на семантике эталонов сравнения, предложены структурно-семантические модели устойчивых сравнений, проанализированы основания сравнения, дана семантическая классификация предметов сравнения (пункт 2.1), описаны структурные схемы устойчивых сравнений (пункт 2.2), представлено варьирование анализируемых единиц (пункт 2.3), а также предпринята попытка лексикографического описания устойчивых сравнений древнерусского языка (пункт 2.4).

В ходе исследования на основе классификации устойчивых сравнений по семантике эталонов сравнения были выделены пять типов: биоморфный, антропоморфный, зооморфный, артефактный, «отвлеченный», которые количественно представлены следующим образом: 220 единиц (41 % от общего числа выявленных нами в древнерусском тексте устойчивых сравнений) - устойчивые сравнения биоморфного типа; 126 единиц (23 %) - устойчивые сравнения антропоморфного типа; 98 единиц (18 %) - устойчивые сравнения зооморфного типа; 75 единиц (14 %) - устойчивые сравнения артефактного типа; 24 единицы (4 %) - устойчивые сравнения «отвлеченного» типа (см. диаграмму).

В устойчивых сравнениях биоморфного типа сопоставляются лица или предметы с объектами неживой природы (ПриЪде же на иное мЪсто, видь ПересвЬта черньца, а пред ним лежыт поганый печенЬгъ, злый татаринъ, аки гора ... (Сказ. Мам. поб.: 184); ... и дияволъ исчезе, аки молния, сквозь землю отъ лица господня (Сказ, сотвор. Адама: 148)).

Соотношение типов устойчивых сравнений в древнерусском тексте

■ биоморфныи тип и антропоморфный тип Я зооморфный тип Шартефактный тип Ш отвлеченный тип

В качестве эталонов сравнений в антропоморфном типе выступают имена существительные и имена прилагательные, обозначающие наименования и характеристики человека: 1) термины родства (Володимеръ ... паче же и чернечьскый чинъ любя, и черници любя, приходящая к нему напиташе и напаяше, акы мати дЪти своя (ПВЛ: 256)); 2) род деятельности (Окаанный же Мамай разгордЬвся, мнЬвъ себе аки царя, нача злый съвбтъ творити; (Лет. пов. Кулик.: 112)); 3) библейские персонажи (Исакий же ... изыиед ис кЪлии, покпонися, акы Христу, бесовъскому дЬйству (Патерик)); 4) человеческие качества, состояния (... они же прияша его и пакы възъярившися, аки пианЬ, на иного боярина (Расск. восст. Новг.: 500)).

В зооморфном типе устойчивых сравнений эталоном сравнения являются имена существительные, обозначающие: 1) животных (Лоиде же безбожный [Мамай] на Русь, акы левъ ревый пыхаа, акы неутолимая ехыдна гнЪвом дыша (Сказ. Мам. поб.: 134)); 2) птиц ([Княгиня] яко труба, рать повЪдающи, яко ластовица, рано шепчущи, и арганъ сладковЪщающий, глаголаше ... (Жит. Дм. Ив.: 218)); 3) насекомых (Икормимъ словомъ божиимъ, яко дЬлолюбивая пчела, вся цвЬты облЬтающи и сладкую собЬ пищу приносящи и готовящи ... (Жит. Авр. Смол.: 72)); 4) рыб (И с тЪх гор пылаешь огнь по многим местом, и в том огни живуть черви, а безо огня не могуть жити, аки рыбы без воды ... (Сказ. Инд. цар.: 468)).

Устойчивые сравнения артефактного типа представляют собой сопоставление лиц или предметов с предметами, являющимися результатом человеческого труда (Видя князь Ингваръ Йнгоревич великую конечную погибель грЪх ради наших, и жалостно возкричаша, яко труба рати глас подавающе, яко сладкий арган вещающи (Пов. Ряз.: 192)).

В устойчивых сравнениях «отвлеченного» типа эталоном сравнения являются наименования непредметных сущностей. Однако в проанализированных памятниках контекстов с устойчивыми сравнениями «отвлеченного» типа крайне мало (... безаконъная яко закопъ отець творять независтьно ни въздержаньно (ПВЛ: 32)).

Мировосприятие древнего человека строилось на сопоставлении живого и неживого мира, материального и духовного. В связи с этим устойчивые сравнения образуются по следующим структурно-семантическим моделям: одушевленное-одушевленное (в устойчивых сравнениях, построенных по указанной модели, одушевленный предмет уподобляется одушевленному эталону, например: И заутра рано исполчися царь Василий и думаше чрезъ реку ехати, хотяше, яко зайца в тянете, яти Девгения (Девг. деяние: 62); Блаженный же бЬ яко птица ять руками, не умЪа, что глаголати или что отвЬщати ... (Жит. Авр. Смол.: 80)), неодушевленное-одушевленное (в устойчивых сравнениях, построенных по данной модели, предметом сравнения является одушевленный объект, основанием сравнения - сущностный признак неодушевленного объекта, например: Праведникъ яко финиксъ процвЪтеть, яко кедргь ливаньский умножится насаждение в дому господни (Физиолог: 478); Многажды же бываешь со искушениемъ над святыми поп)пцениемъ божиимъ, да болма прославятся и просвЬтятся яко злато искушено (Пов. путеш. Иоанна: 454)), неодушевленное-неодушевленное (в указанных устойчивых сравнениях признак переносится с одного неодушевленного объекта на другой, например: От уст их молитва, яко кадило благоуханно (Лег. о гр. Кит.: 222); БЬ бо тогда злочестивый царь Батый пленилъ рускую землю, безвинную кровь пролия, аки воду силну, и християнъ умучи (Сл. Мерк. Смол.: 204)).

Для древнерусского текста не характерна структурно-семантическая модель одушевленное-неодушевленное, в которой неодушевленному предмету приписывается признак одушевленного (в отличие от современного русского языка), ср.: «Мелькать / мелькнуть змейкой (как змейка)» в значении 'о мелькнувшей вдали извилистой речке, дороге, тропе' [Мокиенко, 2003: 141]). Отсутствие данной модели в древнерусском тексте связано с тем, что, как отмечает Д.С. Лихачев, сравнения в древнерусском тексте чаще основаны не на зрительном сходстве, а на сходстве осязательном, обонятельном, вкусовом [Лихачев, 1979: 176], что подтверждает наш материал: обостриша, яко копья, языки своя; смрад исходит, яко от сЪры горяща; хлббъ горекь, акы пелынъ.

В соответствии с семантической классификацией признаков предмета А.Н. Шрамма, мы выделяем основания сравнения, выражающие эмпирийные признаки, и основания сравнения, выражающие рациональные признаки [Шрамм, 1979].

Под эмпирийным признаком понимается признак, основанный на чувственном восприятии объекта сравнения. Сопоставление объектов в древнерусских текстах происходит по следующим основаниям (эмпирийным

признакам): а) цвету, например: Создана же сама древомъ тесанымъ и убдлена, яко сыръ, святящися на всей стороны (Гал.-Волын. лет.: 346); б) вкусу, например: ... нЬкоторый же взяша един хлЬбъ безъ его благословенна - и обретеся яко прьстъ и горекъ, акы пелыпъ, въ устех ихъ (Патерик: электронный ресурс); в) размеру, например: ... а на другом столпЬ камень, имя ему кармакул, в нощи же свЬтить камень той драгыи, аки день, а в день, аки злато, а оба велики, аки корчаги (Сказ. Инд. цар.: 470); г) форме, например: Фаворьская же гора чюдно и дивно, и несказанно, и красноуродшася есть ... и есть посреди поля того красного, яко же стог кругол ... (Хожд. игум. Дан.: 96); д) звуку, например: [Княгиня] яко труба, рать повЬдающи, яко ластовица, рано шепчущи, и арганъ сладковЬщающий, глаголаше ... (Жит. Дм. Ив.: 218); е) запаху, например: ... и смрад исходит из моря того, яко от сЬры горяща ... (Хожд. игум. Дан.: 58).

Рациональньш называется признак, не воспринимаемый органами чувств, например: И то слово изрекъ, и подпреся копиемъ, и скочи чрезъ реку, яко дюэ/си соколъ ... (Девг. деяние: 62); а также признак, выражающий оценку. Устойчивые сравнения могут выражать мелиоративную или пейоративную оценки. Например: (мелиоративная оценка) Из младых бо ногтей яко же сад благородный показася и яко плод благоплодный процвЬте, бысть отроча добролЬпно и благопотребно (Жит. Серг. Рад.: 290); (пейоративная оценка) ... се диаволъ очи вЬсть вниде съ множеством вой бЪсовьскых, акы не въходяй дверми, яко тать и разбойникь; [Медведь] стояше възираа, ... ожидаа, акы нЬкый злый длъжник, хотя въсприати длъгъ свой (Жит. Серг. Рад.: 312).

Следует отметить, что устойчивые сравнения, основанные на сопоставлении объектов по эмпирийному признаку, менее частотны, чем устойчивые сравнения, объекты которых сопоставляются по рациональному признаку: около 8 % (42 единицы) от общего количества выделенных единиц.

Основание сравнения может выражать синкретичный объектный признак (Я повеле Девгений дЬвице преклонитися к себЬ, и яко орелъ исхити прекрасную Стратиговну (Девг. деяние: 52)) или синкретичный предикатный признак (прошаше на ногу въстати, акы младенець, и нача ходити (Патерик)). Кроме того, в древнерусских текстах наблюдаются устойчивые сравнения, выражающие одновременно объектный и предикатный признаки, например: Тъгда бо зълии ти человЬци ... устрьмишася на ны, акы звЬрие дивии (Жит. Феод. Печ.: 354). В данном контексте люди сравниваются с дикими зверями не только по признаку объекта ('люди какие? такие же жестокие, как и дикие звери'), но и по признаку предиката ('люди устремились как? так же стремительно, как и дикие звери').

Анализ устойчивых сравнений в древнерусском тексте показал, что признак, по которому сопоставляются объекты сравнения, может быть как эксплицированным, так и неэксплицированным (например, будемъ золоти, яко

золото - эксплицированный признак (ПВЛ: 86); [Сергий] яко злато посреди бръниа (Жит. Серг. Рад.: 420) - неэксплицированный признак).

Семантический анализ позволяет выделить четыре семантические сферы, по которым распределяются предметы сравнения. Во-первых, семантическая сфера «Человек», представленная тремя разновидностями: «Наименование человека» (Феодосии же моляше бога за нъ, и молитву творяше над нимь день и нощь, дондеже на 3-ее лЬто проглагола, и слыша, и на ногы нача встаяти акы младенець, и нача ходити; (ПВЛ: 206)), «Органы и выделения организма человека» (Я течаше кровь христьянская, яко река сипная; Слезы же его от очию, яко потокъ, течаше (Пов. Ряз.: 188, 194)), «Результаты деятельности человека» (и блеснушася оружия, акимолниа в день дождя (Жит. Дм. Ив.: 212); ...ризы же черниць тЪх бдлы яко снЬгъ ... (Хожд. Флор, соб.: 470)). Во-вторых, семантическая сфера «Живые / мифические существа» (Бысть же Девгениевъ конь бЬлъ, яко голубь; змей великь прилете ко источнику, яко человЬкъ явись троеглавой, и хотяше людей пожрети (Девг. деяние: 46)). В-третьих, семантическая сфера «Природа» (егда прилетять от Киликия и къ Таурмении, вЬдуще, яко исъполнена мдста та суть орлии, емлють въ уста камечье, яко замокъ гласу, и нощь прелетять (Пчела: 510); ...и финици мнози стоять высоци по градищу тому, яко лЬсъ частый (Хожд. игум. Дан.: 86)). В-четвертых, семантическая сфера «Абстрактные понятия» (НЪкто же от ляховъ, не бояринъ, ни доброго роду, но простъ сый человЬкъ, ни в docnbct), за одинимь мятлемь со суличею, защитився отчаянъемъ, акы твердымъ щитомъ, створи дЬло, памяти достойно (Гал.-Волын. лет.: 352)). Наиболее употребительной является семантическая сфера «Человек», что обусловлено антропоцентризмом средневекового мышления.

Во втором разделе второй главы представлены структурные схемы, по которым строятся устойчивые сравнения. Одним из вопросов в структурной организации устойчивых сравнений является вопрос о компонентном составе. Под компонентным составом, вслед за Л.А. Лебедевой, мы понимаем совокупность лексико-грамматических средств, необходимую для реализации устойчивого, закрепленного языковой традицией содержания [Лебедева, 1999]. Согласно точке зрения данного автора, модель устойчивого сравнения включает в себя четыре компонента - это все члены логической формулы сравнения, а также сравнительный союз (А - С - как В) [Лебедева, 1999]. Нам ближе другая точка зрения [Бойцов, 1986; Огольцев, 1978], поскольку наш материал показывает, что в древнерусском тексте структура устойчивого сравнения представлена тремя компонентами: основанием сравнения, союзом, эталоном сравнения, то есть структуру устойчивого сравнения можно представить в виде следующей схемы: Скак В или как В.

В ходе исследования выделены устойчивые сравнения минимальной структуры и многокомпонентные устойчивые сравнения. К устойчивым

сравнениям минимальной структуры относятся сравнения, построенные по следующим схемам:

1) V яко N¡ (устойчивые сравнения, построенные по данной схеме, представляют собой сочетание спрягаемой / неспрягаемой / склоняемой глагольной формы, союза и имени существительного в именительном падеже, например, блистастася лица ихъ аки солнца);

2) (N¡) яко /V, (устойчивое сравнение, построенное по указанной схеме, представляет собой сопоставление имен существительных в именительном падеже, например, взятый хлЬбъ от руку его - акы медь);

3) V яко от / из (устойчивые сравнения анализируемой структуры включают в свой состав глагольную форму, союз, имя существительное в родительном падеже с предлогом от / из, например, и възбнувся, яко от сна);

4) V яко 0 / но /Vj (данные устойчивые сравнения включают в свой состав глагольную форму, союз, имя существительное в дательном падеже с предлогом по или без предлога, например, печерник вдровавъ яко брату; сЬчахуть я, гоняще, аки по иаеру);

5) К я ко 0 / на / в N4 (устойчивые сравнения анализируемой структуры имеют в составе любую глагольную форму, союз, имя существительное в винительном падеже с предлогом на I в или без предлога, например, Поострю, яко млънию, мечь мой; пристрой воя, аки на брань; в нощь же свбтять аки в день);

6) V яко Ns (в структуру устойчивого сравнения входят любая форма глагола, союз, имя существительное в творительном падеже, например, яко же жалом душу уязвити);

7) V яко в N6 (анализируемые конструкции представлены глаголом в спрягаемой / неспрягаемой форме, союзом, именем существительным в местном падеже с предлогом, например, яко вросЬ въ пламени пребываше);

8) V яко AdJ (устойчивое сравнение данной структуры состоит из глагольной формы, союза и имени прилагательного, выступающего в качестве опорного слова сравнительной части устойчивого сравнения, например, страхъ же великъ и ужасть nade нагородЪ, и быша, аки мертвЬ);

9) Adj яко N¡ (данные устойчивые сравнения состоят из имени прилагательного, союза, имени существительного в именительном падеже, например, пламянь его червлено есть, яко киноварь).

К многокомпонентным устойчивым сравнениям относятся сравнения, состоящие из четырех и более компонентов (но не более семи). Расширение устойчивого сравнения минимальной структуры происходит не только за счет присоединения определения к ключевому слову, но и посредством присоединения имен существительных в разных предложно-падежных формах, различных глагольных форм, а также однородных членов. При этом грамматические характеристики ключевых слов определяли выбор зависимых слов [Колесов, 1989].

Многокомпонентное устойчивое сравнение образуется следующими способами:

^присоединением к ключевому признакового слова: прилагательного или местоимения (в устойчивом сравнении минимальной структуры сияти / осветити яко светило / светила (например, эталон сравнения светило распространяется определениями светлое, пресветлое, ср.: Таци mu быша черноризци феодосьева монастыря, иже сияють и по смерти, яко свЪтила, и молят бога за сдЪ сущюю братью ...(ПВЛ: 210); [Феодосии] ... сияше яко свЬтило прЬсвЬтъло вь монастыри томь (Жит. Феод. Печ.: 374); в качестве распространителя эталона сравнения выступает неопределенное местоимение некий, например, Егда изиде по великого князя велЪнию и посланъ бысть от Москвы на Ростов акы нЪкый воевода единъ от велмож, именем Василий ... (Жит. Серг. Рад.: 288));

2) присоединением к ключевому имени существительного в разных предложно-падежных формах (например, в родительном падеже: И отторже ми дугию и скоро искочи измене, ис тЬла, яко птица от тенета (Пов. о споре: 52); в дательном падеже: Сий же приходяще, аки змий к гнЬзду окааный Мамай, нечистый сыроядець (Лет. пов. Кулик.: 120); в винительном падеже: А они совокупившесь, стояху в ЛузЪ, готови суще, яко пси на лов (Пов. осл. Вас.: 504); в творительном падеже: И отгна господь диявола и исчезе дияволъ, прогнанъ аки тма свЬтомь (Сказ, сотвор. Адама: 150); в местном падеже: Не терпяшетъ бо дьяволъ, власть имы надо всЪми, и сей бяшеть ему аки тернъ въ сердци (ПВЛ: 96));

3) объединением двух многокомпонентных устойчивых сравнений (во-первых, объединением двух устойчивых сравнений, в одном из которых признаковым словом является имя прилагательное, в другом - местоимение некий, ср.: О блаженная убо гроба приимъши телеси ваю чьстьнЪй акы съкровищемъногоцЬньно! (Сказ. Бор. Гл.: 300); ... и идох, радуяся, яко нЬкако съкровище богатьства нося (Хожд. игум. Дан.: 114); Блаженный же уноша проводивъ до гроба родителя своя, ... съ многою честию и предавъ гробу, и покрывъ землею съ слъзами аки нЬкое съкровище многоцЬнное (Жит. Серг. Рад.: 292); во-вторых, объединением устойчивого сравнения с признаковым словом и устойчивого сравнения с именем существительным в качестве зависимого слова, ср.: яко смирилъ ecu духию мою, во царстии твоемь ..., искушени быша от дьявола, яко злато в горнилЬ... (Гал.-Волын. лет.: 406); Многажды же бываешь со искушениемъ над святыми попущениемъ божиимъ, да болма прославятся и просвЬтятся яко злато искушено (Пов. путеш. Иоанна: 454); Богъ бо казнить напастми различными, да явятся яко злато искушено в горнилЬ - христьяном бо многыми напастми внити в царство небесное (Лет. пов. монг.-тат. наш.: 146));

4) присоединением однородных компонентов (например, И вънегда наченшу ему пЪние, вънезапу стЬна церковнаа разъступися, и се диаволъ очивбсть вниде съ множеством вой бдсовьскых, акы не въходяй дверми, яко тать и разбойиикь (Жит. Серг. Рад.: 306); Рано же князь, аки па лов или па нЪкоего воина крЪпка, сам еха съ множеством вой ... (Патерик));

5) присоединением к ключевому слову причастия действительного / страдательного залога (например, И будем аки стадо овчее, не имуще пастыря, влачими по пустыни, и пришедшее диви влъци распудять и, и разбЬжатся овци кои куды (Сказ. Мам. поб.: 172); БЬста бо, аки нЪкиа класы доброплодныа, терниемъ подавляеми ... (Сказ. Мам. поб.: 158));

6) присоединением предиката (например, Камень самфир имать свбт бел, камень тонпаз аки огнь горить (Сказ. Инд. цар.: 470); То уже, братие, стукъ стучишь и аки гром гремить въ славнем градЬ МосквЪ, то идешь силнаа рать великого князя Дмитрея Ивановича (Сказ. Мам. поб.: 144); Правьдьникъ бо яко и фуникьсь процвьтеть ... (Жит. Феод. Печ.: 332)).

В третьем разделе второй главы реферируемой работы рассматривается варьирование устойчивых сравнений на разных языковых уровнях. Под варьированием, вслед за В.М. Солнцевым, мы понимаем «представление о разных способах выражения какой-либо языковой сущности как об ее модификации, разновидности или как об отклонении от некоторой нормы» [Солнцев, 1990]. Термином варьирование обозначаются любые представления о модификациях языковых явлений разного порядка (формальных-семантических, парадигматических - синтагматических, языковых - речевых и др.) [Сложеникина, 2006].При анализе древнерусских текстов выявлены лексические и формальные варианты устойчивых сравнений. К лексическим вариантам мы относим устойчивые сравнения, в которых наблюдается изменение состава компонентов при сохранении значения (яко овча на заколение /на сънЬдь- обозначение качества человека 'кротость, смиренность'; аки водамнога/морскаа - обозначение большого количества чего-либо).

В отличие от лексического формальное варьирование представлено в древнерусских текстах более широко. В ходе исследования были выделены фонетическое, словообразовательное, морфологическое, синтаксическое варьирование устойчивых сравнений.

Фонетическое варьирование обусловлено влиянием старославянского языка (например, ... да будемъ золоти, яко золото ... (ПВЛ: 86); ... просветятся яко злато искушено (Пов. путеш. Иоанна: 454)), а также отражением древнерусских фонетических процессов (например, ...разгнЪвася збло, и яко львъ рикнувъ на правьдышаго, и удари тою о землю (Жит. Феод. Печ.: 378); Поиде же безбожный на Русь, акы левъ ревый пыхаа, акы неутолимая ехыдна гнЪвом дыша', И паки гнЬвашеся, яряся збло, и еще зло

лшсля на Русскую землю, аки левъ рыкаа и аки неутолима ехидна (Сказ. Мам. поб.: 134,186)).

В древнерусских текстах наблюдается словообразовательное варьирование. Варианты устойчивых сравнений отличаются наличием -отсутствием суффикса в одном из компонентов устойчивого сравнения (например, яко злато искушено в горну / яко злато искушено в горнилд), отличаются суффиксами в одном из компонентов (например, яко пастухъ добрый / яко добрый пастырь), отличаются характером основы одного из компонентов (например, яко въ снЬ / аки во сновидЬнии).

Морфологическое варьирование обусловлено изменением формы ключевого слова, например, существительное в форме единственного числа заменяется формой множественного числа: ... и узрЪша и сЪдяща, яко агня непорочно (Пов. убиении); Си же благочьстивии князи рязаньстии ... акы агньци непорочьни прЬдаша душа своя богови (Преступл. ряз. кн.: 126); варьируются формы имени прилагательного: И от великого кричаниа, и вопля страшного лежаща на земли, яко мертвъ (Пов. Ряз.: 194); ВЪликая же княгини видЬ митрополита и бояр, къ собЪ грядуи(и, и бысть яко мертва, и лежа часа з два, и едва очютнися; Стряпчие же и дети боярские ... горко плакаху и рыдаху и быша яко мертви (Пов. о бол. и см. Вас.: 44,34)).

В текстах древнерусского периода распространенным является синтаксическое варьирование устойчивых сравнений (например, для того, чтобы обозначить интенсивность звука, интенсивность воздействия звука на человека, древнерусские книжники употребляют сравнение аки труба, используемое в разных синтагмах (с причастием, с причастным оборотом, с предикатом): ...и быша князи княземъ и воеводы воеводамъ, и бысть грозенъ гласъ ихъ пред полкы, аки труба звЬнящи ... (Сказ. Довм.: 56); [Князь Ингварь Ингоревич] ... жалостно возкричаша, яко труба рати глас подавающе, яко сладкий арган вещающи; [Князь Ингварь Ингоревич] ... воскрича горько велием гласом, яко трубараспалаяся ... (Пов. Ряз.: 192, 194); Аще и тЬлом апостоли не суть сдЪбыли, но ученья ихъ аки трубы гласить по вселенЪй в церквахь ... (ПВЛ: 98).

В четвертом разделе второй главы обозначены основные проблемы, требующие решения при лексикографическом описании устойчивых сравнений: во-первых, какова методика вычленения устойчивых единиц древнерусского текста и каковы критерии их отграничения от свободных словосочетаний, а также от смежных видов семантических сближений (этому посвящена наша Глава 1), во-вторых, какова семантическая и структурная организация устойчивых сравнений (Глава 2).

В большинстве словарей устойчивых сравнений представлен алфавитно-гнездовой принцип расположения статей [Лебедева, 1994; Мокиенко, 2003: Огольцев, 1984; Шулежкова, 2011], «при котором поисковые слова, называющие объект сравнения, располагаются в алфавитном порядке, а в

словарное гнездо попадают все сравнения, которые включают в себя поисковое слово» [Лебедева, 2003: 4]. В тематическом словаре [Лебедева, 1998] устойчивые сравнения объединяются в смысловые, тематические, гнезда, при этом в качестве поискового выступает слово, называющее признак сравнения [Лебедева, 2003: 5].

Обобщая лексикографический опыт, в состав словарной статьи мы включили следующие семантические «зоны»: 1) заголовочную часть, в которой представлено устойчивое сравнение в возможных вариантах; 2) «статистическую» помету, указывающую на количество употреблений устойчивых сравнений в исследуемых текстах; 3) стилистическую помету, указывающую на происхождение устойчивого сравнения: библ. - устойчивое сравнение библейского происхождения, фолькл. - устойчивое сравнение, фольклорное по происхождению; 4) толкование значения сравнения; 5) иллюстративный материал (с указанием источника); 6) антонимо-синонимические блоки; 7) фиксацию в современных словарях.

Приведем пример словарной статьи:

ЯКО АГНЯ / АГНЯ НЕПОРОЧНО / АГНЯ НЕПОРОЧНО И БЕЗЛОБИВО / АКЫ АГНЬЦИ НЕПОРОЧЬНИ / НЕЗЛОБИВЫЕ АГНЬЦЫ (5) (Библ.) О кротком, смиренном человеке, мученике. Поваръ же ГлЬбовъ, именьмь Търчинъ, изьмъ ножь и имъ блаженааго и закла и яко агня непорочьно и безлобиво (Сказ. Бор. Гл.: 294); И то ему глаголавшю и моливьшюся о грЬсЕкъ своихъ к Богу и сЕдящю ему за столпомъ вьсходнымь, и на долзЬ ищущимь его, и узрЕша и сЬдяща, яко агня непорочно (Пов. убиении).

Сын.: яко овца на заколенье, яко овча на сънедь.

0 Кроток (кроткий, послушен, послушный) как агнец. Устар. Книжн. Об очень кротком, смиренно послушном и ласковом человеке [Мокиенко, 2003: 13]; кроткий, смирный, тихий, покорный как ангел. Книжн. Одобр. или Ирон. Об очень кротком, послушном человеке [Лебедева, 2003: 135]).

Каждая глава работы завершается выводами.

В заключении диссертационного исследования обобщаются наблюдения и резюмируются выводы двух глав в соответствии с поставленными в начале работы задачами.

Дальнейшие перспективы работы могут быть связаны с анализом следующих явлений: наличием / отсутствием / варьированием устойчивых сравнений в различных редакциях и списках одного текста; использованием устойчивых сравнений в переводной литературе в сопоставлении с первоисточниками; функционированием сравнительных союзов аки, яко и др. Кроме того, важнейшей задачей является лексикографическое описание состава устойчивых сравнений, включающее в себя создание дополняющих друг друга словарей семасиологического и ономасиологического типов.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

1. Богрова K.M. Устойчивые сравнения в древнерусском тексте (на материале «Жития Сергия Радонежского») // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. - 2011. - № 4 (1). - С. 350—353 (автора - 0,56 п.л.).

2. Пименова М.Вас., Богрова K.M. Проблемы фразеографического описания старославянского языка // Проблемы истории, филологии, культуры. - Москва-Магнитогорск-Новосибирск, 2011. - № 3. - С. 318—320 (автора - 0,16 пл.).

3. Богрова K.M. Семантика древнерусских сравнений (на материале «Девгениева деяния») // Русский язык: исторические судьбы и современность: IV Международный конгресс исследователей русского языка (Москва, МГУ имени М.В. Ломоносова, филологический факультет, 20—23 марта 2010 г.): Труды и материалы / Составители М.Л. Ремнева, A.A. Поликарпов. - М.: Изд-во Моск. ун-та. - С. 55 (автора -0,19 п.л.).

4. Богрова K.M. Способы выражения сравнения в древнерусском тексте (на материале памятников XII века) // Языковые категории и единицы: синтагматический аспект: материалы девятой международной конференции (Владимир, 22—24 сентября 2011 г.). - Владимир: ВГГУ, 2011.-С. 56—59 (автора-0,31 пл.).

5. Богрова K.M. Отражение русской ментальное™ в устойчивых сравнениях (на материале памятников XI-XV вв.) // Проблемы языковой картины мира на современном этапе: Сборник статей по материалам международной научной конференции молодых ученых. Вып. 10. 16—17 марта 2011 г. - Н. Новгород : Изд-во НГПУ, 2011. - С. 31—34 (автора -0,38 п.л.).

6. Богрова K.M. К вопросу о семантическом анализе устойчивых сравнений в древнерусском тексте (на материале Галицко-Волынской летописи)» // Материалы Третьей всероссийской научной конференции молодых исследователей, посвященной Дню славянской письменности и культуры / Моск. гос. обл. соц.-гум. инст.; отв. ред. Л.Н. Костякова. - Коломна: МГОСГИ, 2011. - С. 32—36 (автора - 0,38 п.л.).

7. Богрова K.M. Древняя языковая картина мира сквозь призму устойчивых сравнений (на материале «Жития Феодосия Печерского», «Хождения Игумена Даниила») // Записки лингвофилософского клуба. - Владимир : ВГГУ; Владимирский региональный лингвофилософский клуб, 2011. - С. 19—21 (автора-0,31 п.л.).

Богрова Ксения Михайловна

УСТОЙЧИВЫЕ СРАВНЕНИЯ В ДРЕВНЕРУССКОМ ТЕКСТЕ: СЕМАНТИКА И СТРУКТУРА

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Подписано в печать 7.02.2012 Формат 84x108/32 Усл. печ. л. - 1,4 Уч.-изд. л. - 1,5

Заказ 391 Тираж 100 экз.

Отпечатано в AHO «Типография на Нижегородской» 600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, д. 88-Д тел.: (4922) 33-21-61

Поделиться с друзьями: